Перейти к содержимому

 

Фотография
- - - - -

Первая Мировая --- Великая Война


Сообщений в теме: 24

#21
владелец

владелец

    Мастер

    Топикстартер
  • VIP
  • 8 953
  • 4 750 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 11 Март 2018 - 19:09

ПОСЛЕДНЯЯ ПОПЫТКА ГЕРМАНИИ ВЫИГРАТЬ "СРАЖЕНИЕ ЗА МИР"

 

«Мы пробьём брешь, остальное будет само собой»

  (Планы сторон)

https://topwar.ru/138773-my-probem-bresh-ostalnoe-budet-samo-soboy.html

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

БИТВА КАЙЗЕРА, МАРТ-МАЙ 1918 (из книги "Генералы Великой войны 1914 - 1918 гг) 

279308_23_map796.jpg1528653725_shema-1.jpg


Схема 1. Диспозиция сторон к 21 марта 1918 г. и 3 наступления Э. фон Людендорфа.

https://www.e-reading.by/chapter.php/1010014/23/Nillans_-_Generaly_Velikoy_voyny._Zapadnyy_front_1914-1918.html

Операция "Михаэль": Мартовское наступление

Пиррова победа германской армии 

 

 

 
21 марта 1918 года германские дивизии бросились на штурм британских позиций. В первые дни союзникам казалось, что повторяется кошмар 1914 года. 174 тыс. англичан было убито и ранено, десятки тысяч попали в плен. Германская армия рвалась к Амьену и угрожала отрезать северный фланг союзного фронта.

Подготовка операции

Зимой 1917 — 1918 гг. шла усиленная подготовка германской армии к наступлению. На основе обобщения опыта боевых действий 1916 — 1917 гг. 26 января 1918 г. была издана инструкция «Наступление в позиционной войне». Она дополнялась рядом других инструкций и наставлений, определявших действия различных родов войск и их взаимодействие. Основные положения инструкций сводились к давно вынашиваемой идее — прорвать на широком фронте систему обороны противника с целью перейти от позиционной войны к маневренной. Прорыв планировались осуществить сосредоточением на широком фронте мощных сил и средств и достигнуть методичностью подготовки, внезапностью, быстротой, силой ударов и большой глубиной проникновения в оборону противника. Внезапность обеспечивается скрытностью всей подготовки и короткой (2-4 часа) артиллерийской подготовкой, основанной на отказе от разрушения укреплений противника и на нейтрализации его пехоты и артиллерии массовым применением химических снарядов. Сила первого удара, обеспеченного поддержкой мощной массы артиллерии (до 100 орудий на 1 км фронта) и минометов, должна ошеломить и деморализовать противника.
Наступление, особенно во втором периоде боя, предполагало предоставление широкой инициативы командирам. При прорыве в целях сохранения темпа наступления рекомендовалось избегать лобовых атак очагов сопротивления, а обходить их с флангов и тыла. Впереди следовали штурмовые отряды и саперы. Дивизии первого эшелона получили указание вести наступательный бой до полного истощения своих сил (ранее дивизии сменяли, отводили в тыл до истощения сил). Осуществление этого принципа привело в ходе наступления к большим потерям и утрате многими дивизиями боеспособности.

Особое внимание при подготовке к наступлению было обращено на усовершенствование тактики артиллерии. 24 января 1918 г. директивой верховного командования был введен метод уточненной стрельбы капитана Пулковского, который сводился к подавлению неприятельской артиллерии и пехоты внезапным огнем без предварительной пристрелки. Одновременно вводилась система организации централизованного управления артиллерийскими массами, разработанная полковником Брухмюллером. Артиллерия должна была подавить оборону противника на всю тактическую глубину, нейтрализовать его огневые средства, работу штабов, командных пунктов, линий связи, прифронтовых железных и шоссейных дорог. Эффективность стрельбы на поражение повышалась массовым применением химических снарядов. Для выполнения этой задачи по системе Брухмюллера вся артиллерия делилась на четыре группы: 1) группы борьбы с пехотой создавались на участке каждой дивизии первого эшелона. В их состав включалась легкая артиллерия и минометы; 2) группы борьбы с артиллерией организовывались на участках армейских корпусов и подразделялись на подгруппы по числу дивизий первого эшелона; 3) дальнобойные и фланкирующие группы тяжелой артиллерии создавались на участках армейских корпусов и предназначались для обстрела лагерей, командных пунктов, узлов связи, дорог и фланкирования позиций противника; 4) на фронте каждой армии организовывались тяжелые группы настильного огня, предназначавшиеся для обстрела самых дальних целей. С началом атаки пехоты устанавливался огневой вал, который должен был парализовать противника, загнать его в укрытия и позволить своей пехоте застать врага в его укреплениях.

1522353598_21cmmorser16hammarch1918.jpeg


Все дивизии, предназначенные для наступления, с начала 1918 г. были отведены в тыл и в соответствии с новыми инструкциями прошли трехнедельную подготовку. Основной задачей была отработка способов движения за огневым валом, преодоление препятствий на поле боя, а также приемов борьбы с танками противника, взаимодействия с авиацией, артиллерией сопровождения пехоты, инженерными войсками и частями связи.

К 21 марта на фронте наступления от Краузиля до Ла-Фера протяжением в 70 км были сосредоточены 62 германские дивизии. В трех армиях на фронте их расположения в 106 км находилось 6824 орудия различных калибров (на 70-километровом фронте непосредственной атаки размещалось примерно 6000 орудий) и около 1000 самолетов. Войска строились в три эшелона. В первом эшелоне оперативного построения находилось 30 дивизий, во втором — 19, в третьем — 10 и в резерве — 3 дивизии.

На 70-км фронте, избранном германским командованием для атаки, оборонялись 3-я и 5-я английские армии, имевшие в своем составе 32 пехотные и 3 кавалерийские дивизии, 216 танков, около 3000 орудий и около 500 самолетов. Таким образом, на участке прорыва германскому командованию удалось создать примерно двукратное превосходство в силах и средствах над противником.

20 марта артиллерийские и минометные батареи германцев заняли позиции на передовой. Чтобы всем хватило места, их пришлось расположить в три ряда — позади окопов, на линии укреплений и чуть впереди. Пехотные части были размещены тесными рядами на передовой и замаскированы от воздушного наблюдения противника. Британские и французские летчики действительно не заметили активности немцев ни на передовых позициях, ни на прифронтовых дорогах. Генерал Людендорф с гордостью вспоминал: «Противник до последнего момента оставался в полном неведении, иначе он бы принял более действенные оборонительные меры и подтянул бы резервы поближе к передовой».

1522352938_hrono_26.03-01.04.18_1_600.jp

Эрих Фридрих Вильгельм Людендорф

Начало наступления

21 марта 1918 года ранним утром германская артиллерия открыла огонь по позициям британской армии от Краузиля до Ла-Фера. Артиллерийская подготовка длилась пять часов. Особенно сильному обстрелу в течение первых двух часов подвергались артиллерийские позиции 3-й и 5-й английских армий. Немцы активно использовали бризантные и химические снаряды. Интенсивно обстреливались штабы, командные пункты, расположения войск и тыловые коммуникации английских армий. Затем огонь артиллерийских батарей, усиленных минометами, был перенесен на оборонительные позиции английской пехоты. Потери англичан были очень серьёзными. Первая линия обороны была опустошена. Радио и телефонная связь была нарушена.

В 9 часов 40 минут в атаку под прикрытием огневого вала пошла германская пехота. За ней следовала зенитная артиллерия для прикрытия от вражеской авиации и привязные аэростаты для наблюдения за ходом боя и корректировки артиллерийского огня. Одновременно часть германских батарей продолжала вести обстрел опорных пунктов и артиллерийских позиций противника, расположенных на второй позиции. Ответный огонь британцев, парализованных внезапно начавшейся артподготовкой и густым туманом, был малоэффективен. Однако в ходе наступления из-за густого тумана нарушилось взаимодействие германской пехоты с артиллерией. Огневой вал оторвался далеко вперед, и пехота потеряла с ним соприкосновение. Многие очаги сопротивления оказались не подавленными артиллерией, и пехоте пришлось потратить на их штурм много сил и времени. Германская авиация господствовала в воздухе. В 15 часов в бой вступила штурмовая авиация, которая до наступления темноты наносила удары по очагам сопротивления союзников. В результате немецкая авиация оказала серьёзную поддержку наступающей пехоте. Английская авиация, из-за двукратного превосходства германской, активности не проявляла.

В этот же день 21 марта в районе города Сен-Кентен германцы впервые применили в бою свои собственные танки. Это была тяжелая машина - A7V, довольно нелепого вида, похожая на поставленный на гусеницы железнодорожный вагон. Первые германские танки обладали массой недостатков (как и английские) — они имели большую высоту (более 3 м) и малую скорость, представляя хорошую цель для артиллерии, также отличались очень низкой проходимостью и устойчивостью. Однако они произвели на английских солдат не менее устрашающее впечатление, чем танки самих британцев в свое время — на немцев, и укрепили боевой дух своей пехоты.

1522352975_hrono_19_25.03.18_main_620.jp

Германские танки A7V

К исходу первого дня наступления 17-я и 2-я германские армии вклинились в английскую оборону на 2-4 км, глубина продвижения 18-й армии составила 6 — 7 км. Таким образом, задача первого дня наступления — тактический прорыв и захват артиллерии противника — не была выполнена. Германцам удалось захватить всего 138 английских орудий. Хорошие тыловые коммуникации позволили британцам оттянуть почти всю артиллерию на вторую позицию. Кроме того, 17-й и 2-й армиям также не удалось добиться охвата противника в выступе у Камбре, что Людендорф считал необходимой предпосылкой успеха всей операции.

В последующие два дня наступление 17-й германской армии, наталкиваясь на сильное и хорошо организованное сопротивление 3-й английской армии, развивалось медленно. К исходу 23 марта она с большим трудом продвинулась всего на 5 — 6 км. Значительно быстрее продвигались войска 2-й германской армии. В ночь на 22 марта командующий 3-й английской армией, опасаясь охвата своих войск в выступе у Камбре, отвел их на 2-3 км назад. В результате к концу третьего дня 2-я армия смогла преодолеть тактическую зону обороны англичан и продвинуться на 10-12 км. Наиболее высокими темпами развивалось наступление на участке 18-й армии, хотя она в соответствии с планом операции должна была выполнять вспомогательную задачу. За три дня 18-я армия углубилась в расположение противника на 20 км, полностью осуществила прорыв тактической зоны обороны 5-й английской армии и, форсировав р. Сомма и канал Кроза, начала бои по преодолению оперативной обороны.

Большую роль в успехе 18-й армии сыграла авиация, которая направлялась на те участки, где шли наиболее упорные бои. Так, 22 марта сопротивление 50-й и 61-й английских дивизий в районе Бовуа было сломлено при помощи 30 штурмовиков, с высоты 50 м обстрелявших противника. На следующий день германские штурмовые эскадрильи совершали налеты на подходящие к 5-й английской армии резервы, на отходящие войска и обозы. Однако уже 23 марта обстановка в воздухе стала меняться. В этот день в бой вступила французская авиация. Активизировались и британские самолеты.

Таким образом, в первые дни союзникам казалось, что повторяется кошмар 1914 года. Грозные германские дивизии бросились на штурм союзных позиций. 174 тыс. англичан было убито и ранено, десятки тысяч попали в плен. Германская армия рвалась к Амьену и угрожала отрезать северный фланг союзного фронта. Историк Бэзил Лиддел Гарт так описал события тех дней: «В эти недели Германия была отчаянно близка к тому, чтобы вернуть потерянный ею блестящий шанс на победу, который она упустила в начале сентября 1914 года».

Русский военный историк, генерал Андрей Зайончковский писал: «Германцы, продвинувшись своим центром и левым крылом еще на 15 км, достигли позиций, занимавшихся ими до отхода в 1917 году, и совершенно растрепали 5-ю английскую армию. Англичане стали отходить на северо-запад к морю, а французы на юго-запад, имея задачей прикрыть Париж. Казалось, германцы достигали своей цели».

В результате боев 21 - 23 марта 5-я английская армия оказалась настолько измотанной, что не могла уже больше собственными силами удерживать фронт. Её положение вызвало опасения у британского командования. В первые дни «весеннего наступления» германской армии отчетливо сказалось отсутствие единого командования и общесоюзных резервов вооруженных сил Антанты на Французском фронте. В начале сражения французское командование ничего не сделало, чтобы помощь британцам. Петэн ждал удара германцев в Шампани и не хотел передавать резервы союзникам. Только с 23 марта, когда наступление 18-й германской армии создало угрозу образования разрыва между 5-й английской и 1-й французской армиями, французские дивизии стали на транспорте перебрасывать на фронт боевых действий, и они с ходу вступали в сражение. Французские войска, вступали в сражение с ходу, зачастую не завершив сосредоточения, без достаточной артиллерийской и авиационной поддержки, поэтому не смогли быстро стабилизировать фронт.

1522353123_60_pounder_firing_traversed_r

Британская 60-фунтовая пушка на позициях
1522353150_60pdrmkiretreat1918.jpg

Отступление британских войск. Март 1918 года

Изменение плана наступления

Ход сражения нарушил планы германского командования. Вместо запланированного прорыва фронта и охвата левого фланга англичан 17-й и 2-й армиями выяснилось, что наибольшего успеха добились войска вспомогательной 18-й армии. Необходимо было остановить наступление 18-й армии и добиваться результате на правом фланге (17-я и 2-я армии) или изменить план и перенести тяжесть наступления на участок 18-й армии, на юго-западное направление. 23 марта на совещании в Авене с участием императора было решено обходить оба фланга союзников. То есть добиваться одновременного разгрома англичан и французов, отбрасывая англичан к побережью, а французов к Парижу.

2-й армии было приказано наступать не только севернее Соммы, как это предусматривалось в первоначальном плане, но и по южному ее берегу, в направлении на Амьен, с целью разъединения 5-й английской и 6-й французской армий. 18-я армия должна была наступать в юго-западном направлении непосредственно против 6-й французской армии, отбросить её дивизии сначала за р. Уаза, а затем, во взаимодействии с 7-й армией, за р. Эна. Одновременно 17-я армия должна была наступать в направлении на Аббевилль, Сент-Поль и во взаимодействии с 6-й и 4-й армиями сбросить англичан в море. В случае успеха операции германский флот должен был сорвать эвакуацию британских войск с континента.

Таким образом, теперь германская армия вела наступление в двух направлениях. Вместо планировавшегося ранее наступления в одном северо-западном направлении теперь предусматривалось одновременно вести его в расходящихся направлениях. Германское командование переоценило первоначальный успех, свои силы и недооценило возможности врага. Германцы считали, что разгромили британскую армию, что было ошибкой. Кроме того, французы перебрасывали на опасное направление подкрепления и припасы быстрее и в больших объемах, чем немцы.

1522353796_6inchmkviigunancre26march1918

Английское 6-дюймовое орудие

Продолжение сражение

Германцы продолжали наступать. К исходу 26 марта германские войска вышли на фронт Див, Эрш, р. Сомма, Альбер, Миромон. Наибольший успех, как и в первые дни, был снова в полосе 18-й армии. К концу 25 марта обескровленная 5-я английская армия отходила на северо-запад к морю, а 6-я французская армия — на юго-запад, к Парижу. На стыке английского и французского фронтов ещё 24 марта образовался разрыв шириной до 15 км, открывавший дорогу на Амьен, до которого оставалось всего 35 км. Именно в этот момент германскому командованию явно не хватало кавалерийских дивизий оставленных в России. Мощное подвижное соединение могло расширить брешь, выйти на оперативный простор, громя тылы врага, создавая хаос и перехватывая коммуникации.

Стремясь развить достигнутый успех, германское командование все более смещало центр тяжести операции к юго-западу. 26 марта командование армии получило новые указания. 2-й армии было приказано наступать в юго-западном направлении по обеим берегам Соммы и захватить Амьен. 18-я армия должна была форсировать р. Авр и продвигаться далее вдоль р. Уаза в направлении на Компьен, нацеливаясь на Париж. Задача 17-й армии — продолжение наступления в направлении на Сент-Поль — оставалась прежней.

Тем временем союзники пришли в себя и создали единое командование. 26 марта в Дуллане на конференции представителей правительств и высших военачальников Антанты французскому генералу Фошу было поручено координировать действия союзных армий во Франции и Бельгии. Фош немедленно приказал командующим 5-й английской, 1-й французской армий и командующему резервной группой Файолю сконцентрировать все имеющиеся в распоряжении силы у Амьена, а английские дивизии, понесшие тяжелые потери в боях южнее Соммы, заменить французскими. Союзники воспряли духом.

1522352830_hrono_02-08.04.18_1_600.jpg

Фердинанд Фош

27 - 28 марта все попытки 17-й армии прорваться к Аррасу оказались безрезультатными. Людендорф был вынужден прекратить наступление севернее Соммы и сосредоточить все усилия на юго-западном направлении. 27 марта 18-я армия продвинулась еще на 13-14 км и взяла Мондидье, а 2-я армия захватила Альбер и переправы через р. Анкр и Миромон. 28 марта 4-я английская армия отошла еще на 8 — 9 км. Однако это был последний день серьёзных успехов германцев. Англичане активно контратаковали. Крупные французские резервы — 1-я и 3-я армии — сосредоточились между реками Лис и Уаза, имея задачу преградить противнику дорогу на Париж и прикрыть Амьен. Союзники получили превосходство в силах. 28 марта им удалось закрыть брешь, образовавшуюся ранее на амьенском направлении. Не имея подвижных войск, германское командование не смогло развить успех и захватить Амьен. Темп германского наступления снизился. Успехи имели локальный характер. Бои снова велись на истощение, что было выгодно союзникам. 5 апреля Людендорф отдал приказ об остановке наступления по всему фронту. Необходимо было подтянуть отставшую артиллерию, сосредоточить дополнительные силы, чтобы нанести новый мощный удар.

Таким образом, победа германской армии стала «пирровой». Историк Зайончковский писал: «Германцы не знали о размерах своего успеха, не имели конницы, их пехота устала, артиллерия запоздала, снабжение расстроилось, и потому не могли его использовать». Людендорф был вынужден признать: «Неприятельское сопротивление оказалось выше уровня наших сил. Переход к сражению на истощение был недопустим, ибо таковое противоречило нашему стратегическому и тактическому положению».

Кроме того, уже началось сказывать моральное разложение германской армии, истощенной и уставшей от войны. Истощённые германские солдаты, прорвав фронт врага, захватив зону вражеских складов, начали заниматься грабежом, обжорством и пьянством, в ущерб развитию наступления. Ситуация со снабжением продовольствием и предметами первой необходимости к этому времени в Германии была почти катастрофической. Солдаты, дорвавшись до местности не разорённой войной, старались себя вознаградить (добро можно было отправить родным), и брали всё, что можно унести, остальное уничтожали.

Итоги первого этапа «весеннего наступления»

Германские войска достигли значительных результатов. Атаковав на фронте в 70 км, они вклинились в оборону противника на 60 км и вышли на линию Байлейль, Альбер, Виллер-Бретонне, Гривен, Нуайон, р. Уаза. Наиболее успешными были действия 18-й армии. Ее центральные корпуса за 16 дней боев прошли 84 км. Среднесуточный темп наступления составлял около 6 км. Для Западного фронта по сравнению с боями на истощение в 1915 — 1917 гг. это был серьёзный успех, достигнутый благодаря хорошей подготовке войск к наступлению, созданию превосходства сил и средств, внезапности удара, умелой организации взаимодействия пехоты, артиллерии и авиации.

В сражении участвовало 90 германских, 46 английских и 40 французских дивизий. Общие потери союзников в операции составили 212 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными (по другим данным, более 250 тыс. человек). Германские войска потеряли 240 тыс. человек.

Однако главная задача операции — прорвать фронт союзников, отделить англичан от французов и разбить их в решающем маневренном сражении («сбросить в море») — не была достигнута. В англо-французском фронте образовался дугообразный выступ глубиной в 60 км и протяжением фронта в 150 км. Удлинившаяся линия фронта потребовала новых сил и средств для своего удержания. Так, в ходе кампании 1917 года германская армия совершила организованный отход, чтобы уменьшить фронт и уплотнить оборонительные порядки. Возможности германской армии, понесшей большие потери, были весьма ограничены. Союзники же могли пополнить свои дивизии и вскоре в бой должна была вступить свежая американская армия. То есть захват территории, без решительного разгрома врага и уничтожения его живой силы, только ухудшал положение германской армии.

В самый решительный момент битвы во время образования бреши у Амьена, германцы не смогли быстро воспользоваться этим разрывом в линии фронта, так как их кавалерия была на Восточном фронте. Союзники же могли быстро перебрасывать резервы с других участков фронта, где было спокойно. Особенно энергичными стали действия союзников после создания единого командования вооруженных сил Антанты на Западном фронте. Французы закрыли брешь и сменили обескровленные английские дивизии, германцы же не имели стратегического резерва, чтобы сразу бросить его в битву и развить первый успех.

1522354016_the_german_spring_offensive_m



 





#22
владелец

владелец

    Мастер

    Топикстартер
  • VIP
  • 8 953
  • 4 750 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 11 Март 2018 - 20:07

https://topwar.ru/131412-mihael-martovskoe-nastuplenie-kayzerovskoy-armii-1918-g-vo-francii-chast-5.html

https://topwar.ru/131420-mihael-martovskoe-nastuplenie-kayzerovskoy-armii-1918-g-vo-francii-chast-6.html

 

 

1512637541_shema-2.jpg

1512637673_shema-3.jpg

 

1512640880_shema-4.jpg

 

 

СМОТРИТЕ также из работы Лиддел Гарта "История первой мировой войны"  http://www.e-reading.club/book.php?book=1047414

1918 год. Пролом  http://www.e-reading.club/chapter.php/1047414/35/Gart_-_Istoriya_Pervoy_mirovoy_voyny.html

Первый прорыв  http://www.e-reading.club/chapter.php/1047414/36/Gart_-_Istoriya_Pervoy_mirovoy_voyny.html





#23
владелец

владелец

    Мастер

    Топикстартер
  • VIP
  • 8 953
  • 4 750 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 10 Июнь 2018 - 11:32

Я уже упоминал публикации СЕРГЕЯ ДРОЗДОВА о событиях и разных сторонах Первой мировой войны (там, впрочем, рассказывается, пусть и в меньшей мере и о гражданской и второй мировой) В общем смотрите отсюда, начиная с первой страницы и дальше http://www.proza.ru/cgi-bin/search.pl?searchid=2309645&text=%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9%20%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B4%D0%BE%D0%B2%20%20%D0%B7%D0%B0%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D1%84%D1%80%D0%BE%D0%BD%D1%82&web=0#lr=25

 

ВОЕННЫЙ РАЗГРОМ И КАПИТУЛЯЦИЯ ГЕРМАНИИ В 1918 ГОДУ  http://libmonster.ru/m/articles/view/%D0%92%D0%9E%D0%95%D0%9D%D0%9D%D0%AB%D0%99-%D0%A0%D0%90%D0%97%D0%93%D0%A0%D0%9E%D0%9C-%D0%98-%D0%9A%D0%90%D0%9F%D0%98%D0%A2%D0%A3%D0%9B%D0%AF%D0%A6%D0%98%D0%AF-%D0%93%D0%95%D0%A0%D0%9C%D0%90%D0%9D%D0%98%D0%98-%D0%92-1918-%D0%93%D0%9E%D0%94%D0%A3

 

 

Вот еще список его произведений  http://www.proza.ru/avtor/plot204

 

 

ВТОРОЙ ЭТАП "СРАЖЕНИЯ ЗА МИР": Битва на реке Лис (Операция "Жоржетта")(Операция "Георг")

https://pochta-polevaya.ru/aboutarmy/history/zabytyye-stranitsy-velikoy-voynyy/a316965.html  и  https://topwar.ru/139077-bitva-na-lise.html

 

 

1522695426_s65.gif

 

Сражение

9 апреля 1918 года ранним утром началась артиллерийская подготовка на фронте 6-й германской армии от канала Ля-Бассе до Армантьера. В 8 часов 45 минут в атаку под прикрытием огневого вала пошла пехота. Германцы выбрали хороший участок фронта для атаки. Главный удар 6-й армии был нанесен по двум португальским дивизиям, входящим в состав 1-й английской армии и ранее еще не принимавшим участия в боевых действиях. Португальцы не смогли оказать серьёзного сопротивления и под ударом врага уже через несколько часов стали отходить, оголяя фланги соседних дивизий. Португальские войска понесли большие потери. Португальские войска потеряли 7000 солдат и 300 офицеров убитыми, ранеными и пленными. В обороне британской армии образовалась большая брешь. К вечеру 6-я германская армия продвинулась на 8 км, достигнув р. Лис в районе Эстэр. Немцы взяли в плен около 6 тыс. человек и захватили более 100 орудий.

На следующий день в 2 часа 45 минут началась артиллерийская подготовка, а в 5 часов 15 минут — атака на фронте 4-й германской армии от Армантьера до Мессина. К полудню ее дивизии вклинились на 2-3 км в глубину обороны 2-й английской армии и захватили высоту у Мессина. Затем наступление распространилось еще дальше на север до Холлебеке, и к исходу дня оно велось уже двумя армиями на фронте общим протяжением в 30 км. За два дня наступления германские войска продвинулись на 12 км, угрожая Хазебруку, Касселю и выступу восточнее Ипра. В ночь на 11 апреля англичане из-за угрозы окружения оставили Армантьер.
 

1522695843_655px-trincheiras_la_lys-1.jp

Португальские войска. Апрель 1918 г.

Германское атака во Фландрии вызвало серьезную тревогу у британцев. 10 апреля начальник английского Генштаба Г. Вильсон заявил о необходимости затопить область от Дюнкерка до Сент-Омера и отвести британские и бельгийские войска на линию Аббевиль, Сент-Омер. 12 апреля британский главнокомандующий Хейг отдал приказ об отводе войск с выступа у Ипра, рассчитывая сокращением фронта затруднить германцам дальнейшее расширение наступления к северу. Хейг был вынужден отдать следующий приказ: «Нам не осталось иного выхода, кроме боя. Каждую позицию удерживать до последнего. Мы прижаты спиной к стене и, полагаясь на правоту нашего дела, каждый из нас должен геройски сражаться до последней капли крови».

Из-за угрозы поражения 1-й и 2-й английских армий французы снова пришли на помощь союзникам. По приказу Фоша на автомобилях и по железным дорогам началась переброска французских резервов на фронт английских армий. В район Хазебрук, Кассель перебрасываются четыре дивизии 10-й французской армии, основные силы которой сосредоточиваются в районе Дуллан, Сент-Поль. К Сент-Омеру и далее на восток форсированным маршем выдвигается 2-й французский кавалерийский корпус. Однако полностью сосредоточить резервы, необходимые для усиления 1-й и 2-й английских армий и стабилизации фронта, удалось лишь 13-14 апреля.

В то же время германское наступление продолжало развиваться. Используя прорывы британского фронта, 6-я и 4-я армии к исходу 12 апреля форсировали канал Лаве, захватили Локон, Эстэр, Мервиль. Глубина их продвижения составила 18 км. До Хазебрука оставалось всего лишь 9 — 10 км. Однако уже 12 апреля контратаки английских и пришедших им на помощь французских войск усиливаются. Германское наступление ослабевает, а 14-15 апреля приостанавливается.

17 апреля германские дивизии возобновляют атаки, направляя их против важного опорного пункта противника горы Кеммель. 25 апреля им, после нескольких дней яростных боев, удается захватить Кеммель. Но этот успех уже не мог принести никаких результатов, так как все попытки нанести удар по стратегически важным кассельским высотам разбились о стойкое сопротивление противника. Англо-французские войска уже уплотнили оборону и кризис миновал. В последующие дни наступление приобретает характер локальных боев за улучшение тактического положения. К 29 апреля сражение на р. Лис завершилось.

Стоит отметить, что в этот же время в воздухе также кипела жестокая битва. 21 апреля на севере Франции погиб один из лучших асов Первой мировой войны Манфред Альбрехт фон Рихтгофен по прозвищу «Красный Барон». Прозвище он получил за то, что выкрасил свой самолет в ярко красный цвет и имел баронский титул. На тот момент Рихтгофену только должно было исполнится 25 лет, и он имел меньше 3 лет летного стажа, но на его боевом счету числилось уже не менее 80 сбитых самолетов противника, что так и осталось абсолютным рекордом Первой мировой. Рихтгофен к тому времени считался «живой легендой» и пользовался уважением абсолютно всех летчиков по обе стороны фронта.

В последнем бою Рихтгофен встретился с лётчиками канадской эскадрильи. В момент гибели он преследовал истребитель лейтенанта Уилфреда Мэя, в то время, как самого Рихтгофена сзади атаковал капитан Артур Рой Браун. Получив смертельное ранение, Рихтгофен успел посадить свой самолет в расположении войск Антанты. Но, когда к нему побежали австралийские солдаты, был уже мертв. Поначалу считалось, что «Красного Барона» убил именно Браун. Офицеры 3-й эскадрильи ВВС Австралии, неподалеку от аэродрома которой сел Рихтгофен, похоронили германског аса с воинскими почестями. Однако позже специально проведенные баллистические исследования показали, что, исходя из характера полученной Рихтгофеном раны, смертельный выстрел был сделан с земли — либо зенитным пулеметом, либо пехотинцами, которые также вели в тот момент огонь по самолету немецкого аса.
 

1522696140_british_gunners_with_18_pound

Британские артиллеристы


Итоги

Таким образом, превратить наступление в долине р. Лис в главную операцию по уничтожению английской армии и захвату побережья, германские войска не смогли. В результате апрельского наступления в англо-французском фронте образовался новый выступ глубиной 18 км. Судьба операции решилась практически тактическими успехами первых двух дней. То есть германцы взяли верх в сражении, но их победа снова была пирровой. Решительного успеха не было, а истощение армии усиливалось. Потери германских войск составили 86 тыс. человек, союзники потеряли около 112 тыс. человек.

Главными причинами неудачи наступления, так же как и в марте, были нехватка сил (мощных резервов) и отсутствие подвижных войск, необходимых для развития успеха первых дней. По мере продолжения наступления и усиления сопротивления противника, силы германских дивизий истощались, и сражение снова принимало позиционный характер, перемалывая войска. Но в этом кровавом состязании союзники имели больше ресурсов. Весьма опасным симптомом для германского командования в последние дни наступления стало, по признанию Гинденбурга и Людендорфа, случаи отказа некоторых частей идти в бой. Разложение германской армии, обескровленной и уставшей от этой бойни, стало опасным фактором для Германии.

Однако впечатление, произведенное на союзников двумя германскими наступлениями против наиболее чувствительных участков англо-французского фронта, было большим. Казалось, что повторяется кошмар 1914 года. Фронт трещал и союзники, также истощенные войной, с трудом держали удар германских дивизий. Инициатива в ведении боевых действий ещё оставалась в руках германского командования.

Зайончковский писал: «Неожиданный успех германцев произвел на Антанту такое впечатление, что английское и французское правительства обратились к президенту США Вильсону с просьбой о ежемесячной переброске во Францию 120 000 американских пехотинцев и пулеметчиков и с предложением для этого Англией своих и без того недостаточных транспортных средств. Торговый флот Англии стал перевозить пехотинцев, а суда США — артиллерию, специальные роды войск и тылы». В апреле во Францию прибыло 30 тыс. американских солдат.
 

1522695988_794px-british_lewis_gun_team_

Британская пехота в битве на р. Лис. Апрель 1918 г.

 

    Нужно заметить, что   впервые за всю войну на Западном фронте самые дисциплинированные в мире солдаты в значительном количестве драться далее не хотят. Более того, имелись случаи, когда целые германские подразделения отказывались идти в бой.

Формально считается, что после битвы на Лисе инициатива осталась на стороне германской армии. Но для для того, чтобы приступить к следующему этапу реализации этой инициативы, немцам понадобилось уже не три дня, как после «Михаэля», а почти месяц. Битва на реке Эна севернее Реймса грянула 27 мая.

Потери сторон в битве на Лисе составили: у германцев – до 86 000 убитыми, ранеными и пленными, у союзников – до 112 000 убитыми, ранеными и пленными, включая потери португальцев. 

 

 

Лиддел Гарт Прорыв во Фландрии  http://www.e-reading.club/chapter.php/1047414/37/Gart_-_Istoriya_Pervoy_mirovoy_voyny.html

 

 

                                  ТРЕТИЙ ЭТАП

Германские дивизии в 56 километрах от Парижа

Операция "Блюхер --  Йорк"

 

100 лет назад, в конце мая – июне 1918 года, германские войска вновь предприняли попытку прорвать оборону союзников. К 3 июня немцы приблизились на 56 км к Парижу. Однако из-за нехватки резервов они 6 июня остановили своё продвижение, и наступление захлебнулось.

В итоге общее стратегическое положение германской армии на Западном фронте ухудшилось. К выступам у Амьена и во Фландрии прибавился теперь еще и выступ на Марне, что значительно увеличивало общую протяженность фронта и требовало больших сил для его удержания. Кроме того, наличие выступов обеспечивало англо-французским войскам удобные исходные районы для контрударов во фланги германских армий.

План операции

 

Несмотря на общую неудачу наступления в Пикардии и Фландрии (при некоторых успехах по захвату территории и оттеснению противника) и большие потери, понесенные германской армией в марте и апреле 1918 года, верховное командование не отказалось от дальнейших попыток разгрома вооруженных сил Антанты на Западном фронте. «Мы, — говорил Людендорф, — должны были сохранить инициативу, которую захватили в свои руки, и за первым большим ударом при первой же возможности нанести второй».

 

Сразу же после завершения битвы на р. Лис началась разработка плана нового наступления. Германцы по-прежнему стремились разгромить английскую армию. Однако в ходе прежнего сражения союзное командование сосредоточило в Пикардии и Фландрии значительные резервы. В результате возобновление операции в этом районе неизбежно натолкнулось крепкую оборону и готового и сильного противника. Поэтому германское верховное командование решило целесообразным отвлечь часть расположенных там резервов Антанты, предприняв в конце мая наступление на участке между Реймсом и р. Уазой, а затем уже снова атаковать британцев на Сомме или во Фландрии.

В наступлении должны были принять участие 18-я, 7-я и 1-я армии группы армий кронпринца Вильгельма. Успех наступления в этом районе создавал непосредственную угрозу Парижу, который находился всего в 120 км от линии фронта и поэтому неизбежно должен был вызвать переброску французских резервов к месту прорыва. Операцию планировали начать 27 мая ударом 7-й армии и правого фланга 1-й армии на участке Аббекур, Бримон протяжением около 70 км. 30 мая к операции подключался левый фланг 18-й армии. Фронт прорыва расширялся до 86 км. И в первых числах июня намечалось предпринять наступление на участке Мондидье, Нуайон. Таким образом, германское наступление должно было состоять из нескольких взаимосвязанных армейских операций, общий фронт которых, постепенно расширяясь, достиг бы 120 км. Одновременно организовать наступление на таком фронте оказалось невозможно, так как часть артиллерии, участвовавшей в мартовской операции, ещё не успели перебросить.

Таким образом, первоначально наступление имело ограниченную цель – отвлечь силы противника от предполагаемого места прорыва, чтобы можно было продолжить наступление во Фландрии. Планировалось достигнуть р. Эны у Суассона. За несколько же дней до начала операции было принято решение о распространении наступления по обе стороны от Суассона и на несколько километров южнее р. Вель.

 

1528224337_743px-the_german_spring_offen

 

Третья битва на Эне. Французская пехота на марше, британцы отдыхают у дороги

Силы сторон. Подготовка

К 27 мая германцы сосредоточили в районе планируемого удара 34 дивизии (21 — в первом эшелоне, 7 — во втором, 6 — в третьем), 5263 орудия (3632 легких и 1631 большой и особой мощности), 1233 миномета и около 500 самолетов. Им противостояла 6-я французская армия, располагавшаяся на 90-километровом фронте (на правом фланге стоял 9-й британский корпус). Она имела на передовых позициях 11 пехотных дивизий, подкрепленных 31 территориальным батальоном и 27 пулеметными ротами. В армейском резерве находились 4 пехотные дивизии, в резерве главного командования — 8 пехотных и 2 кавалерийские дивизии. Французская артиллерия насчитывала 1400 орудий, авиация — 14 эскадр. Германские войска на участке прорыва имели, таким образом, двойное превосходство над противником по количеству дивизий первого эшелона и почти четырехкратный перевес в артиллерии.

Условия для наступления были довольно сложными. Германским дивизиям предстояло преодолеть реки Эллет, Урк, Вель и Марну. Местность изобиловала высотами и благоприятствовала ведению оборонительных действий. Однако французы, считая свои позиции достаточно сильными от природы, не уделяли должного внимания их инженерному оборудованию. Тактическая глубина французской обороны была от 8 до 12 км. Первая укрепленная полоса глубиной до 4 км состояла из трех-четырех линий окопов. За ней находилась вторая оборонительная полоса, состоящая из двух-трех линий окопов. В 5 — 6 км позади второй полосы имелись отдельные узлы сопротивления. При этом французская оборона продолжала строиться на старых принципах удержания во что бы то ни стало первой полосы. То есть сосредоточение основных сил французов на первой полосе обороны позволяла германцам обрушить всю мощь своего огня по этой группировке, разгромить её и создать благоприятные условия для дальнейшего прорыва.

Исходя из опыта мартовских и апрельских боев, германское командование дополняло и уточняло изданные ранее инструкции о ведении наступательного боя. Дополнения «заключались в еще большем разрежении пехоты, в возрастании значения тактики небольших ударных групп, в усовершенствовании согласования работы... пехоты с артиллерией». В новой инструкции от 17 апреля 1918 года различалось два вида наступления: 1) методическая атака против противника, занимающего сплошную укрепленную полосу, и 2) атака междуполосного пространства, не имеющего сплошного фронта. В первом случае применялась усиленная артподготовка, а сама, атака пехоты производиться по точно разработанному плану под непосредственным руководством высшего командования. Для атаки междуполосного пространства продолжительная артподготовка признавалась ненужной. Успех боя в этом случае при отсутствии подвижного огневого вала зависел от инициативы младших командиров, четко организованного взаимодействия пехоты с артиллерией сопровождения, быстрого подавления узлов сопротивления и пулеметных гнезд противника. Артподготовка должна была идти 2 ч. 40 мин. С окончанием артподготовки артиллерия создавала подвижной огневой вал, которому надлежало продвигаться скачками в 200 м, разделяемыми промежутками в 6 минут (1 километр в 40-50 минут). Чтобы не допустить отставания артиллерии сопровождения, головным пехотным батальонам придавались артиллерийские взводы. В пехотных частях было увеличено число пулеметов. Пулеметами были вооружены также обозы и транспорты для защиты от налетов вражеской авиации. Войска получили первые противотанковые ружья.

Особое внимание немцы уделили сохранению тайны места и времени операции. Дивизии, предназначенные для удара, выдвигались в эти районы непосредственно перед началом атаки. Специальным приказом по 7-й германской армии в штабах корпусов и дивизий были назначены офицеры, ответственные за проведение мер по обеспечению скрытности. В районе передовых позиций запрещалось создавать сооружения, которые нельзя было быстро замаскировать. Усилен был контроль за радио- и телефонными переговорами. Секретные документы воспрещалось передавать ниже полковых штабов. Войска передвигались только ночью. В целях дезинформации противника по всему Французскому фронту демонстративно готовились к наступлению, в особенности против британских войск, где союзники больше всего ожидали удара немцев. В 2-й и 18-й германских армий умышленно было объявлено о предстоящем наступлении. В тылу группы армий кронпринца Руппрехта оставалась сильная артиллерия, организовывались ложные передвижения войск, усилилась радиоактивность. Германские самолеты регулярно совершали налеты на тылы англичан.

Это позволило сохранить тайну до 26 мая. Союзное командование не ожидало удара немцев на этом участке. Сюда были даже отведены для отдых четыре британских дивизии, обескровленные боями во Фландрии и на реке Лис в апреле. 25 мая командиры британских дивизий получили от французского Генштаба сообщение: «Нет никаких указаний, по нашему мнению, что противник провел подготовку, которая позволит ему завтра перейти в атаку». Только утром 26 мая французами были захвачены двое пленных, которые предупредили союзников о готовящейся атаке германской армии 27 - 28 мая. Французское командование спешно начало перебрасывать резервы на фронт 6-й армии и приводить её войска в полную боевую готовность, но предпринять действенные меры для отражения угрозы уже не успело.

Вообще масштабная маскировка была сделана мастерски. По всему Западному фронту было организовано «шевеление» войск. Между Суассоном и Реймсом специально распространили слухи, что дивизии 1-й и 18-й армий вот-вот пойдут в наступление. Эту «дезу» доставили в окопы противника. Над разными участками фронта барражировали аэропланы, создавая видимость активности по всем направлениям. В итоге 1-я и 18-я армии временно остались на своих позициях, а вперед двинулись части 7-й армии, нацеленные на позиции, занимаемые 6-й французской армией. 

 

1528224313_168320.png

 

Наступление

27 мая, в 2 часа ночи внезапно, без предварительной пристрелки, 4400 германских орудий открыли огонь на 71 километровом участке фронта между городами Реймс и Суассон. Стрельба велась на всю тактическую глубину обороны 6-й французской армии и корректировалась наблюдателями с привязных аэростатов и самолетов. Уже в течение первых минут на французских позициях произошли многочисленные взрывы боеприпасов. Большое число французских орудий было уничтожено прямыми попаданиями. Газы химических снарядов наполнили весь район расположения 6-й французской армии, связь была нарушена. Оборона противника была полностью подавлена. Так начался третий этап германского Весеннего наступления на Западном фронте.

После более чем двухчасовой артподготовки в 4 ч. 40 минут утра под прикрытием огненного вала в атаку пошла германская пехота. В отличие от предыдущих операций огневой вал был двойным. Впереди главного огневого вала, непосредственно предшествовавшего пехоте и состоявшего из осколочных снарядов, двигался второй огневой вал из химических снарядов, который должен был загнать пехоту противника в его укрытия и убежища. Французская артиллерия была настолько парализована короткой, но мощной артподготовкой, что не могла серьёзно помешать германской пехоте. К 11 часам войска 7-й германской армии, не встречая серьёзного сопротивления, овладели Шмен-де-Дам и вышли на р. Эну. Немцы продвинулись на 8 – 9 км и преодолели главную линию обороны противника. Захватив мосты через р. Эну, которые союзники не успели разрушить, германцы переправились на южный берег. Части германской пехоты широким фронтом продолжали стремительное продвижение на юг. К исходу дня они достигли р. Вель и местами форсировали ее.

Таким образом, результаты первого дня наступления превзошли ожидания германского командования. Оборона союзников была прорвана на всю глубину. Германские войска прошли в центре, по прямой линии, около 20 км. На флангах союзники оказали более сильное сопротивление. Главная цель наступления — оттянуть союзные резервы из Фландрии и Пикардии — была достигнута. К месту прорыва срочно перебрасывались 10 пехотных и 3 кавалерийские дивизии 5-й французской армии.

Наступление продолжалось ночью и на следующий день с прежней силой. В полдень 28 мая 7-я армия достигла высот южнее р. Вель и здесь в соответствии с планом операции остановилась. Однако быстрый и решительный успех германских дивизий вдохновил верховное командование. В 14 часов 36 минут войскам был отдан приказ продолжать наступление. В связи с отставанием флангов особое внимание обращалось на развитие прорыва в сторону Реймса и Суассона, так как без этого дальнейшее продвижение на юг было опасным. В приказе подчеркивалась необходимость овладения Суассоном. В этом случае французы вынуждены будут отвести свои войска с территории между реками Эна и Уаза, что создаст благоприятные условия для перехода 18-й армии в наступление в направлении на Компьен. Конечной целью операции 18-й, 7-й и 1-й армий ставился выход на рубеж Компьен, Дорман, Эпернэ. Таким образом, операция, запланированная как вспомогательная и отвлекающая, перерастала в решительное наступление с задачей выиграть как можно больше пространства на парижском направлении.

Особенно упорные бои 28 мая шли за Суассон. Основной удар германских войск в этом районе приняла на себя 39-я французская пехотная дивизия. Атакованная с фронта и флангов, она стала отходить на запад к Суассону, открывая фронт. Срочно подвозившиеся к участку прорыва союзные дивизии вступали в сражение частями по мере прибытия и были не в состоянии закрыть брешь, расширявшуюся с каждым часом. К исходу дня германские войска продвинулись на 6 — 8 км. На участке между р. Эной и Реймсом 6-я французская армия отступила с укрепленных позиций. Позади нее остались только передовые укрепленные линии Парижа. В ночь на 29 мая пал Суассон.
Сдача Суассона создала новые проблемы для союзников. Левее по фронту располагались дивизии 18-й армии рейхсвера, и они могли ударить севернее – на город Компьен. Таким образом, полоса наступления расширялась до 80 с лишним километров, и вместо горла прорыва возникал новый фронт – Парижский. Иными словами, участок успешного прорыва превратился бы в огромную дыру по линии фронта, которую вряд ли смогли бы «заштопать» части, прикрывавшие непосредственные подходы к столице Франции. Сражение, которое планировалось немецким генштабом как отвлекающее от грядущих событий севернее – во Фландрии и Пикардии – на глазах превращалось в стратегически значимую битву. В очередной раз могло показаться, что союзники не выдержат натиск германских войск, а те, в свою очередь, наконец-то добьются цели. И в очередной раз союзники выдержали, а немцы не добились. Хотя до Парижа оставалось всего 56 километров.

          

Русский военный историк, генерал Андрей Зайончковский, писал: «Французы успели направить в бой девять свежих дивизий, но не могли надлежащим образом организовать управление быстро отступавшими войсками. В результате германцам, проявившим необычайную энергию, удается за день продвинуться еще на 6–8 км, расширить фронт своего наступления до 60 км (на востоке почти до Реймса, а на западе за Пинон) и захватить за 2 дня операции свыше 20 000 пленных. В Париже, который начал снова обстреливаться 210-мм пушками, возникла паника и началась эвакуация» 
Французскую столицу обстреливали из тяжелых орудий, город подвергался налетам германских бомбардировщиков. Из-за опасности положения 28 мая в район сражения были направлены ещё 10 пехотных дивизий из состава Северной группы армии, а также 4 пехотные дивизии и 2-й кавалерийский корпус из состава резервной группировки. Однако к месту прорыва они прибывали разновременно, в течение 29 мая — 1 июня, и частями. Французское командование испытывало большие трудности в организации войск на непрерывно атакуемом и постоянно меняющемся фронте.

29 мая германцы продолжали натиск, продвинулись в центре на 12 км и вышли на линию Суассон, западнее Фер-ан-Тарденуа, Бетини и продолжали наступление к Марне. Французы не спешили укреплять центр, считая, что Марна остановит германцев, но продолжали усиливать фланги. Вечером 29 мая Петэн отдал распоряжение перейти 30 мая в контрнаступление на флангах германского выступа и не допустить переправы противника через Марну. Но намеченное контрнаступление не состоялось. 30 мая германское командование расширило фронт наступления вводом в сражение левофланговых корпусов 18-й армии и правого фланга 1-й армии. Особенно энергично наступление развивалось в южном направлении и достигло правого берега Марны. Немцы захватили 800 орудий и уже 50 тыс. военнопленных (в основном французов). Но это был последний день крупных успехов германских дивизий. На южном берегу Марны французам удалось организовать оборону. На флангах германские войска особых успехов не добились.

31 мая немцы особенно настойчиво атаковали в направлении на Шато-Тьерри. Им противостояла Марокканская дивизию. Она перекрыла шоссе на Париж и стойко противостояла 3 германским дивизиям. Вскоре марокканцев подкрепили две французские дивизии. Вместе с ними контратаковали полки тиральеров, зуавов (колониальные войска Франции), русского легионе и отбросили противника. Упорный бой весь день шел на реймсских высотах, но самого города взять так и не удалось.

Сражение при Шато-Тьерри продолжалось и в первые дни июня. Сюда перебросили американские войска. Спешно создавая новые укрепления в местах прорывов германцев, американские солдаты копали траншеи ночью с 1 на 2 июня, часто используя одни штыки. В таких примитивных окопах можно было укрыться только в лежачем положении. Но этого оказалось достаточным, чтобы остановить продвижение немецкой пехоты и держать оборону в течение двух суток. Это дало возможность подготовить новые, более серьезные оборонительные линии укреплений в ближнем тылу и окончательно остановить вражеское наступление. К 3 июня германские дивизии приблизились к Парижу уже на расстояние 57 километров, но они уже выдохлись.

Французы успели сосредоточить на фронте германского наступления крупные силы, включая американцев. Бои протекали теперь более планомерно, сопровождались частыми контратаками и переходили в позиционные. Германские дивизии утрачивали первоначальную ударную силу, вследствие удлинения фронта их оперативная плотность снизилась. А темпы подхода французских подкреплений были выше темпов введения в сражение германских соединений. По мере приближения к Парижу усиливалось сопротивление французских войск. В итоге соотношение сил постепенно менялось в пользу союзников. Также на ход германского наступления неблагоприятно влияло постоянное отставание флангов. Плохо обстояло дело и с работой тыла. Продвинувшиеся на 60 км центральные корпуса 7-й армии испытывали большие затруднения в снабжении, которое осуществлялось по единственной ширококолейной дороге восточнее Суассона. В последующие дни наступление затухает, а 5 июня прекращается сначала на флангах, а затем и в центре. 6 июня 1918 года германское командование отдало приказ всем войскам остановиться на достигнутых рубежах.

Британский военный историк Нейл Грант отмечал: «Преимущество нападения, как и двух предыдущих наступлений, заключалось в его внезапности. Этот участок фронта не рассматривался англичанами в качестве возможного поля сражения, и потому сюда зачастую направлялись войска, которым требовался отдых. Но когда немцы двинулись на запад по направлению к Парижу, они наткнулись на оборонительное кольцо, поспешно сооруженное Петэном и подверглись яростному нападению 2-й американской дивизии в стратегическом месте Шато-Тьерри».

 

Особняком стоит история, связанная с боями, в которых дебютировала американская морская пехота. 31 мая немецкая группировка, состоящая из остатков 237, 10, 197, 87 дивизий и полноценной 28 немецкой дивизии, начала наступление в районе городка Шато-Тьерри, находящегося чуть севернее реки Марна. Здесь их встретили две американские дивизии морпехов: 2-я (под командованием Омара Банди) и 3-я (под командованием Джозефа Дикмана). В составе 3-й американской дивизии находилась 4-я бригада морской пехоты под командованием Джеймса Хабарда численностью 10 тыс. морских пехотинцев, состоящая из 5-го и 6-го полков. Боевая задача, поставленная перед бригадой - удержать стратегически важное шоссе, ведущее напрямик к Парижу. Верные своим привычкам к маневренному бою американцы не слишком озаботились рытьем окопов и ограничились тем, что выкопали одиночные стрелковые ячейки. Однако, как ни странно, этого хватило, чтобы в течение трех дней сдерживать германские атаки. Вот как характеризовали американских солдат сами немцы: «пехота недостаточно тактически подготовлена, действует неловко и без надлежащей осторожности. Артиллерия лучше подготовлена, предпочитает сразу же планомерно обстреливать все поле сражения. Вероятно, ей руководят французские офицеры. Налицо физическая ловкость и развитость солдат, прекрасное вооружение и снабжение всем необходимым. Значительны личная храбрость и предприимчивость отдельных солдат и офицеров. Чтобы утомить наши войска, американцы проводили ряд мелких атак. Любимое средство - переодеваться в немецкие мундиры и подкрадываться в таком виде к немецкой линии окопов».

 

ОПЕРАЦИЯ "ГНЕЙЗЕНАУ"

Чтобы устранить угрозу правому флангу 7-й армии в районе Суассона и спрямить фронт между выступами у Амьена и Шато-Тьерри германское командование предприняло 9 — 13 июня наступление 18-й армии на р. Уаза в общем направлении на Компьен. Однако на этот раз немцам не удалось создать значительного численного превосходства. 21 дивизии 18-й германской армии противостояли на 33-километровом фронте от Мондидье до Нуайона 15 дивизий и 4 танковые группы (160 танков) 3-й французской армии. Подготовка наступления велась спешно, без соблюдения необходимой секретности. Воздушная разведка французов вскрыла подготовку германцев. Эти данные подтверждались и показаниями пленных. Поэтому французское командование, учтя опыт битвы на Эне, начало перевод основной массы войск 3-й армии на вторую позицию и отдало необходимые распоряжения о проведении артиллерийской контрподготовки.

9 июня ночью началась артподготовка и в 4 часа 20 минут германская пехота перешла в наступление. Немцы в течение первых двух дней вклинились во французское расположение на 10 км. До Компьена оставалось всего 7 км. Однако утром 11 июня 4 французские дивизии при поддержке танков контратаковали германцев и несколько потеснили их. 13 июня наступление 18-й германской армии было прекращено, не достигнув поставленной задачи.

 

1528224421_germanskie-soldaty-ranennye-v

 

Германские солдаты, раненные во время битвы при Эне. Июнь 1918 года

Итоги

В результате наступления 27 мая — 6 июня 1918 года германская армия взломала оборону французов на 80-километровом фронте и углубились в их расположение на 60 км. До Парижа уже доставали дальнобойные орудия. Основная цель операции — оттянуть с английского фронта резервы — была достигнута. Но немцы, после первого большого успеха, продолжив наступление,  не смогли добиться разгрома противника.

В военном отношении благодаря четкой организации артиллерийской подготовки и хорошей тактической выучке германские войска показали невиданный для Западного фронта темп наступления: 20 км — в первый день и 10-12 км — на второй день. Продвижение во многом облегчалось тем, что французское командование сосредоточило основные силы 6-й армии на первой позиции. Это облегчило германцам задачу по их быстрому разгрому. Определенную роль сыграло и то, что французское командование не успело уничтожить мосты через р. Эну. Далее французы успели быстро перебросить подкрепления и немецкие войска выдохлись, утратили ударную мощь и численный перевес, не сумели сохранить брешь и развить наступление на Париж. Фронт стабилизировался. Потери союзников составили около 127 тыс. человек (Франция — 98 тыс., Британия — 29 тыс.). Германские войска также понесли большие потери —около 100 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными. Потери германской армии в сражении на р. Уаза с 9 июня составили 25 тыс. человек, французов — около 40 тыс.

Таким образом, наступление 27 мая — 13 июня ухудшила общее стратегическое положение германской армии на Западном фронте. К выступам у Амьена и во Фландрии прибавился теперь еще и выступ на Марне, что значительно увеличивало общую протяженность фронта и требовало больших сил для его удержания. Кроме того, наличие выступов обеспечивало союзникам удобные плацдармы для контрударов во фланги германских войск.

Так закончилась последняя битва из серии сражений под общим названием Весеннее наступление германцев. Тактический успех операции очевиден: германские армии взяли вверх во всех сражениях и продвинулись на некоторых рубежах более чем на 50 км, убитыми, ранеными и пленными союзники потеряли более 850 тыс. человек. Однако и германские потери были почти такими же: около 700 тыс. человек. Стратегические задачи, ставившиеся германским Генштабом перед войсками, выполнены не были. Союзные войска не удалось расчленить, британцев «сбросить в море», а французов отбросить к Парижу и вынудить просить мир. При этом Германия вложила в эти операции все оставшиеся силы и средства, исчерпала почти все свои резервы. Негативную роль сыграла и австро-германская интервенция в России, поглотившая значительное число необходимых во Франции дивизий и кавалерию, что не позволило бросить резервы и конницу в образовавшиеся бреши и разить первые успехи. Блокада и длительная война истощила военно-экономические возможности Германии. А союзники имели возможность восстанавливать силы за счёт отсутствия блокады, связей с колониями и помощи мощных Соединенных Штатов. Во Францию сплошным потоком шли американские дивизии. В итоге американская помощь стала решающим фактором в войне на истощение, в которой как немцы практически полностью истратили свои ресурсы.

 

1528224460_francuzskie-tanki-renault-ft-

 

Французские танки Renault FT-17 стоят в резерве во время битвы при Эне. Май 1918 года

 





#24
владелец

владелец

    Мастер

    Топикстартер
  • VIP
  • 8 953
  • 4 750 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 14 Июль 2018 - 17:11

Помимо всего прочего понукаемая Германией в свое последнее безнадежное наступление устремилась измученная армия Австро-Венгрии, во многом к этому времени ставшая фактически из-за огромных потерь славянской...

 

 

Наступление австро-венгерской армии на Итальянском фронте
 
 

Положение сторон

 

Австро-итальянский фронт шел по той же линии, которую итальянцы держали  после отступления  на р. Пьяве. Он тянулся от прохода Тонале через северный берег озера Гарда на гору Пазубио между Арзьеро и Азьяго, через горы Граппа, Томбо и Монтелло и далее по р. Пьяве до моря.

 

022.jpg

 

Штурмовой отряд австро-венгров

 

 

На этом фронте в 180 км было сосредоточено свыше 60 австрийских дивизий. Они были разделены на 2 группы армий — западную (ген. Конрад фон Гетцендорф), от швейцарской границы до горы Томбо, и восточную (ген. Бороевич), далее до моря. Руководство всей операцией возлагалось на ген. Бороевича, и в ней приняли участие 11-я армия (20 дивизий), развернувшаяся по обе стороны Бренты, 6-я, более слабого состава (8 дивизий), стоявшая против Монтелло и по средней Пьяве, и 5-я (15 дивизий) на нижней Пьяве. Сзади, в Фриуле, в резерве находилась 4-я армия (7 дивизий).Австрийская армия имела  7500 орудий, 580 самолетов

 

Итальянская армия имела 56 дивизий (в том числе три английские, две французские и одна чехословацкая), 7043 полевых и 523 зенитных орудия, 2046 минометов, 676 самолетов, 4 дирижабля. На Пьяве стояла 3-я армия, между Пьяве и Брентой — 4-я, далее на запад до Арзьеро — союзники, имея левее себя 1-ю армию.

 

Австрийцы очень усердно готовились к операции, взяв за основу германские инструкции и даже оттянув с Французского театра свою тяжелую артиллерию, принимавшую там участие в мартовских операциях. Большим недостатком с их стороны была бедность театра в железных дорогах, которая прикрепляла резервы к определенным направлениям. В этом отношении итальянцы были в более выгодном положении, имея рокировочные линии вдоль фронта.

 

 

Ход операции

 

Австро-венгерский план операции заключался в направлении до 50 дивизий (в общем числе с резервами) 2 сильными фланговыми группами (11-я и 5-я армии) со слабым центром для охвата с двух флангов итальянской армии. При этом 11-я армия наступала с возвышенностей Семи коммун на юг, а 5-я — с низовьев Пьяве на запад, и обе группы должны были сомкнуть кольцо окружения в Падуе.

  Итальянская разведка сумела узнать точную дату начала наступления-15 июня

15 июня после часовой артиллерийской подготовки газовыми снарядами австрийская атака развернулась на всем фронте от Адижа до моря, причем наиболее сильный натиск был со стороны Семи коммун, по обе стороны Бренты, у Монтелло и на низовьях Пьяве. К западу от Монтелло австрийцы не имели никакого успеха; на Монтелло им удалось захватить только северные отроги гор, но на низовьях Пьяве австрийцы форсировали реку и устроили сильный тет-де-пон на фронте Погоре — С.-Дона. Однако продвинуться дальше им не удалось. С 20 июня стало ясно, что австрийское наступление рушилось и они приостановились по всему фронту. Такая приостановка ставила в критическое положение 5-ю армию, имевшую за собой широкую реку.

  Скученность австрийских войск на ограниченных размеров плацдармах, отсутствие резервов, затруднения со снабжением через вздувшуюся от паводка реку и контратаки итальянцев в последующие дни локализовали первоначальные австрийские успехи на Пьяве

 

098.jpg

 

После 20 июня начались сильные дожди, портившие австрийские переправы, и 23-го австрийцы решили начать отход на левый берег реки, который обратился в катастрофу. Преследуемая итальянскими контратаками, артиллерийским огнем и налетом целой массы союзных аэропланов, 5-я австрийская армия была отброшена за Пьяве с потерей до 20 000 пленными и 60 орудий. Это была лебединая песнь австро-венгерской армии, которая окончательно лишилась здесь боеспособности и после, до конца войны, переживала медленную агонию разложения.

Общие же потери австро-венгерских войск в этой операции составили: 60 000 убитыми, 90 000 ранеными и 25 000 пленными. Итальянцы потеряли 80 000 убитыми и ранеными. Австро-венгерское наступление оказалось совершенно безрезультатным, фронт стабилизировался

 

http://первая-мировая.рф/article/item/117

 

 

 

 

 

 

 

20-е ЧИСЛА ИЮНЯ-- СЕРЕДИНА ИЮЛЯ 1918 ГОДА НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ

 

 А во Франции приближался как говорится момент истины Объективно говоря, война Германией была уже проиграна. Но не желая еще себе в этом признаться, верховное и политическое ее руководство безосновательно уже делала всё еще ставку на еще один победоносный удар, фактически, как выяснилось,лишь приблизивший поражение немцев. Союзники же предпочитали как раз его ждать, собираясь сыграть наверняка.На этот раз они совершили подготовку намного более умело.

Германское главное командование отдавало себе ясный отчет, что Фош выжидал только благоприятного момента — истощения германцев, прибытия в большом числе американцев и возрождения английской армии, — чтобы нанести германцам удар, и что потеря инициативы и успех союзников были бы, несомненно, гибельными для германцев. Поэтому надо было торопиться нанести еще раз сильный удар союзникам, чтобы расстроить их планы и в то же время подготовиться к встрече наступления союзников в наиболее вероятном и опасном районе Нуайон — Шато-Тьери — Реймс. Внешне положение дел на фронте было удовлетворительно, но немыслимое напряжение и утомление войск, скудное продовольствие и скверное оборудование вновь занятых окопов и помещений сильно отражались на настроении германских войск.

Из Германии на фронт приходили волнующие известия об усилении революционного брожения народных масс, о забастовках, о голоде в стране. Жажда мира, число дезертиров и перебежчиков росли с каждым днем. Однако боеспособность германских войск была еще не окончательно надорвана.

 

Но укомплектовать армию до штата годным пополнением было невозможно. Поэтому численность армии стала уменьшаться. В каждом батальоне в начале июля числилось только 656 едоков, а в ротах не более 30-40 штыков. Поэтому с целью увеличить число штыков в ротах германцы должны были расформировать одну дивизию и уменьшить число рот в батальоне на одну.

 

Зато военная промышленность продолжала работать с полным напряжением. Число орудий в полевых батареях было увеличено с 4 до 6, но для этих орудий не было ни лошадей, ни личного состава. Встречало затруднения снабжение горючим, моторами и каучуком.

 

Надеяться на содействие союзников Германия не могла. Перебросить на Западный фронт часть тех 32 пех. и 4 кав. дивизий, которые оставались еще на Востоке, германское командование в соответствии с империалистическими стремлениями германской буржуазии не хотело и не могло, так как германские интервенты уже почувствовали на себе удары рабочих и крестьян, которые под руководством большевиков (отряды Ворошилова, Щорса, партизанские силы под командованием Антонова-Овсеенко ) начали организовывать свои силы для отпора грабителям и захватчикам.

 

И несмотря на столь трудное положение Германии, Гинденбург и Людендорф полагали, что надежды на разрыв враждебного кольца, окружавшего Германию, еще не иссякли и что теперь надо удвоить усилия, чтобы победой достичь победоносного мира, почему третья наступательная операция и была названа "сражением за мир". Принимая такое решение, германское главное командование надеялось не столько на разгром противника, сколько на революцию во Франции. При этом Гинденбург предпочитал более поздний удар, но зато соответствующим образом подготовленный, хотя эта отсрочка была особенно выгодна союзникам вследствие быстрого прибытия во Францию американских войск. В начале июля во Франции было уже 20 американских дивизий, причем высадка их ускорялась, о чем германцам было известно.

 

И если германцы еще имели превосходство в числе дивизий (207 германских против 188 союзных), то по числу бойцов соотношение сил складывалось в пользу Антанты.

 

Решив возобновить наступление, Гинденбург считал, что главная цель германцев заключается в разгроме англичан во Фландрии. Но на пути к побережью находились все еще крупные союзные силы, а фронт Рупрехта был ослаблен отправкой дивизий в мае и июне в район Шмен-де-Дам. Поэтому, отдав распоряжение ему продолжать подготовку наступления, германское главное командование решило сначала предпринять операцию против французов в районе Реймса и расширить ее впоследствии до Морейля для наступления на Париж. Если же задуманные операции закончились бы только потрясением врага, а не полным его поражением, то Гинденбург предполагал предпринять удар по Италии и принудить ее к миру.

 

В начале июня в районе предстоящих действий была расположена группа из армий германского кронпринца; западнее Уазы была расположена 18-я армия; между Уазой и Фавроль — образованная 5 июля 9-я армия; между pp. Урк и Ардр — 7-я армия; по обеим сторонам Реймса — 1-я армия и на левом фланге в Шампани, восточнее Оберив, — 3-я армия. В резерве в районе Валансьенн — Камбре — Ретель — Мезьер — главное германское командование имело 56 дивизий, из которых 39 свежих.

 

Постепенно расширяя размеры операции, Гинденбург в конце концов поставил этим армиям следующие задачи: 7-я армия атакует восточное Шато-Тьери по обоим берегам Марны и должна овладеть Эперне; восточнее Реймса наступают 1-я и 3-я армии; при этом 1-я армия, минуя Реймские высоты, продвигается за Марну между Конде и Шалоном, стремясь вступить в связь с 7-й армией в районе Конде; 3-я армия, обеспечивая левый фланг 1-й армии, должна в результате наступления занять позицию фронтом на юго-восток. 7-я и 1-я армии должны были к концу первого дня боя выйти на фронт Эперне — Шалон, находившийся в 20 км от исходного положения германцев, но этого в приказе указано не было. Впоследствии и 7-я армия должна была продолжать наступление за Марну на фронт Вердон — Бержер. На участок в 30 км от р. Ардр до Реймса включительно атака не велась. Он должен был пасть, вследствие глубокого обхода обоих его флангов, что и ставилось ближайшей задачей наступавшим армиям.

 

 

СОЮЗНИКИ  К половине июля фронт между Аргоннами и р. Лис занимали 6 французских армий, входившие в состав 2 групп: в резервную группу армий ген. Файоля входили 1-я армия от р. Лис до Мондидье, 3-я от Мондидье до р. Эна и 10-я до р. Урк; центральная группа армий ген. Мэтра состояла из 6-й армии от р. Урк до Марны и далее по Марне до Дермана, 5-й — от Дермана до Прюне и 4-й — восточнее Прюне.

 

Французское командование хорошо знало о предстоящем наступлении германцев, но для него оставалось неизвестным, в каком направлении, к побережью или к Парижу, будет нанесен удар. Поэтому надо было подготовиться к обороне обоих направлений и так сгруппировать резервы, чтобы французы и англичане могли взаимно и быстро помочь друг другу. В соответствии с этим главная масса союзных резервов находилась в районе Компьена. Пользуясь благоприятными условиями и транспортом, они могли быть быстро переброшены отсюда на любое операционное направление.

 

Наиболее насыщенным войсками является участок фронта между р. Уаза и Аргоннами протяжением в 210 км, что составляло 26% длины всего союзного фронта. Здесь были сосредоточены 70 союзных пехотных дивизий, т.е. 36% общего числа дивизий. С другой стороны, французская и английская армии, учтя опыт боев в марте — июне, реорганизовались и усилились, особенно в техническом отношении и в частности в артиллерии, авиации и бронесилах. Американцы же прибывали много быстрее, что достигалось усилиями английского флота и ограничением импорта в Англию, вызвавшим даже некоторые лишения для населения: в результате в мае высадилось во Франции 250 000, а в июне 300 000 американских солдат.

 

В общем союзные армии в июле достигли высшего развития своих материальных средств и превосходили ими германцев: по мере истощения последних это становилось все более явным для Фоша. В то же время союзные войска усиленно обучались и при занятии оборонительного положения стали глубоко эшелонироваться.

 

Все вышеуказанные обстоятельства показывали Фошу, что, несмотря на неизбежность нового сильного удара германцев, падать духом не было оснований. Обстановка для союзников быстро улучшалась. Поэтому Фош готовился не только к отражению натиска германцев, но и к переходу в контрнаступление. Для контрудара был намечен район между Суассоном и Реймсом в оба фаса германского выступа. Еще 7 — 18 июня были отданы распоряжения для подготовки к переходу к активным действиям. После же того, как Фош 13 июля совершенно точно узнал о назначенной на 14-15 июля атаке германцев в районе Реймса, он назначил контрнаступление французов на 18 июля.

 

На направлениях наступления германцев союзники развернулись таким образом: между Массиж и Прюне — 14 дивизий 4-й французской армии Гуро, из которых в первой линии было 7; от Прюне до Марны у Шатийон — 14 пех. и 3 кав. дивизии 5-й армии Бертело, из которых 3 пех. и 3 кав. дивизии были в резерве; между Шатийон и Шато-Тьери — 9 дивизий правого крыла 6-й армии Дегута, из которых 3? находились в резерве. Таким образом, на фронте в 46 км 4-й армии каждая дивизия первой линии обороняла участок в 6,5 км, а в 5-й и 6-й армиях — 5 — 5,5 км. На 1 км всего указанного фронта приходилось в среднем 50-60 орудий.

 

4-я и 5-я армии глубоко эшелонировали свое расположение. Первая линия занималась слабым охранением, которое должно было наблюдать за германцами и создать сопротивление, но лишь для расстройства и обмана противника. Промежутки между охраняющими частями и мертвые пространства были отравлены ипритом. Подступы к охранению обстреливались артиллерийским огнем с полосы главного сопротивления. Эта полоса находилась в 2-3 км позади наиболее выдвинутых вперед частей охранения и была расположена большей частью на обратных скатах, а еще дальше в тылу находилась вторая занятая корпусными и армейскими резервами позиция.

 

 

Оценка подготовки и планов сторон

 

Достижение германцами поставленных себе целей и выход их в тыл французских армий, занимавших Аргонны и Верден, а затем и развитие наступления на Париж, несомненно, предвещали разгром Франции, выход ее из борьбы, распад Антанты и начало мирных переговоров. Но эти грандиозные цели не соответствовали тем средствам, которые находились в распоряжении германского главного командования. Если в марте и особенно в мае трудно было надеяться на сокрушение вооруженных сил Англии и Франции, то в июле обстановка для Германии резко ухудшилась. С одной стороны, Антанта благодаря помощи США усилилась и в военном и в экономическом отношениях, с другой — Германия подорвала свои силы и не имела возможности пополнить их расход. Соотношение сил изменилось в пользу Антанты. При экономических и политических затруднениях в Германии ее вооруженные силы представляли собой благоприятную почву для легкого и быстрого восприятия сулящих мир революционных идей.

 

Если бы даже и удалось наступление в районе Реймса в той мере, как этого на первых порах хотел Гинденбург, то все же о наступлении во Фландрии не могло быть и речи. Все это с очевидностью показывает, что германское главное командование явно утратило чувство действительности, переоценивало силы Германии, не в полной мере отдавало себе отчет в том, что ничтожный запас ее сил шел к концу, и недооценивало все возрастающих сил Антанты.

 

В какой мере оно ошибалось, показывает хотя бы разброска его сил по двум расходившимся направлениям: в 4-й и 6-й армиях на пути к побережью на фронте в 100 км находилось 49 пех. дивизий, а в 7, 1 и 3-й армиях — 45 пех. дивизий. И это, несмотря на наличие на фронте атаки в районе Реймса почти 50% общего числа германских орудий, не позволило Гинденбургу как следует обеспечить правый фланг задуманного им наступления от удара на фронт Суассон — Шато-Тьери, в чем, видно из хода операции, была настоятельная необходимость. Казалось бы, наиболее правильным было вовсе отказаться от наступательных действий и добиваться сносных условий мира, так как ясно было, что победа Германии невозможна, а разгром неминуем. План действий германцев в районе Реймса был задуман хорошо и разработан детально. Но им приходилось при развитии наступления постепенно растягивать, а следовательно, и ослаблять свой фронт.

 

Что касается целей Фоша, то, конечно, они в полной мере соответствовали средствам Антанты. В результате четырехлетней борьбы с Центральными державами Антанта приобрела сильнейших союзников, развила свою военную промышленность, сумела поднять население, способное носить оружие, создала соответствующее настроение и в большей части населения и в вооруженных силах. Всем этим Антанта в сильной степени было обязана участию в войне России, которая была совершенно разорена войной и отдала миллионы жизней в интересах союзному долгу. Русский фронт отвлекал силы Германии на ее Восточный фронт в продолжение 3 лет.

 

Переходя к сравнению сил и средств обеих сторон на участке германского удара, можно видеть, что германцы имели в числе дивизий полуторное, а в артиллерии двойное превосходство, что как выяснилось помимо прочих причин, оказалось более чем недостаточно.

 

 

 

ТРЕТИЙ ЭТАП "СРАЖЕНИЯ ЗА МИР": ВТОРАЯ БИТВА НА МАРНЕ

 

В результате развертывания германцы к 15 июля на фронте наступления располагались следующим образом: от Шартев до С.-Эфрази, на участке в 34 км, 20 дивизий левого крыла 7-й армии, из которых 12 в первой линии; против Реймса XV корпус 1-й армии, а восточнее его на фронте атаки, в 23 км до р. Сюип, 13 дивизий той же армии, из которых в первой линии 8; в 3-й армии от р. Сюип до Массиж, протяжением также 23 км, находились 12 дивизий, из которых в первой линии 7. Следовательно, в первый день наступления были готовы принять участие в бою 45 дивизий на фронте в 80 км. Наименьшие участки получили дивизии 7-й и 1-й армий, особенно те, которые располагались в районе Дермана. Орудий на фронте атаки было развернуто 8800, не считая траншейных, т. е. около 110 орудии на 1 км фронта. Для переправы через Марну были заготовлены значительные мостовые средства, а для подвоза их и боевых припасов построены ветки железных дорог широкой и узкой колеи.

 

1047414-maps0493.jpg

 

Ход операции 15 — 17 июля

 

Германская атака началась 15 июля на рассвете после артиллерийской подготовки, начатой в 1 ч 10 мин.

На фронте 4-й французской армии к востоку от Реймса германцы перешли в атаку в 5 ч и позже. Не встречая сколько-нибудь серьезного сопротивления, дивизии 1-й германской армии к полудню продвинулись на 3-4 км. Но при дальнейшем наступлении они, потеряв связь с огневым валом, неожиданно для себя встретили серьезное сопротивление союзников.

Предупрежденные перебежчиками о предстоящем наступлении французы оставили на первой позиции только небольшое охранение, а главные силы отвели на вторую позицию, которая совершенно не подверглась огню германской артиллерии во время подготовки атаки. Передовые дивизии германцев тщетно атакуют главную оборонительную полосу французов и несут большие потери. Той же участи подвергаются дивизии второй линии. О быстром наступлении к Марне не может быть и речи. Дивизии 3-й армии так же быстро прогрызают охранение французов. Но около полудня, местами проникнув в главную оборонительную полосу противника, они дальше продвинуться не могут. Дивизии второй линии внезапно попадают под сильный артиллерийский огонь. Попытки возобновить наступление напрасны.

На Марне дело обстояло для германцев несколько лучше. Здесь им удалось форсировать реку и продвинуться на фронте Жолгон — Дорман на 5 — 8 км к юго-востоку. Хотя за 15 июля германцами было захвачено 14 000 пленными и 50 орудий, но их командованию стало ясно, что для возобновления наступления нужна новая артиллерийская подготовка и что вообще мало надежды на крупный успех. Поэтому задача 7-й и 1-й армий заключалась с этого момента лишь в том, чтобы принудить французов очистить район Реймса.

Однако впечатление, произведенное на французское командование продвижением 7-й армии, было столь велико, что, несмотря на неудачу германцев восточнее Реймса, было решено перебросить в район германского продвижения несколько дивизий, а подготовку контрнаступления между pp. Эна и Марна приостановить. Но вскоре это распоряжение было отменено. Попытки германцев 16 и 17 июля возобновить наступление по обе стороны Реймса были тщетны. Поэтому 17 июля Гинденбург приостановил здесь наступление, приказал готовиться к отходу за Марну и начал перекидывать артиллерию во Фландрию.

Лиддел Гарт  Вторая битва при Марне — июль 1918 года http://www.e-reading.club/chapter.php/1047414/39/Gart_-_Istoriya_Pervoy_mirovoy_voyny.html

 

Результаты операции 15 — 17 июля (Окончание первого этапа Второй битвы на Марне)

 

Таким образом, результаты так широко задуманного и так тщательно подготовленного наступления (подготовка с обеих сторон напоминала подготовительный этап к Курской битве)    были весьма незначительны: 1-я и 3-я армии продвинулись на 3-4 км, 1-я — на 5 — 8 км, германцы захватили 18 000 пленных, но Реймс остался в руках французов. В связи с наступлением французов, начавшимся 18 июля, германцам в ночь на 21 июля пришлось отвести на северный берег Марны части 7-й германской армии, так как контратаки 9-й французской армии, двинутой между 5-й и 6-й французскими армиями, и разрушение мостов через Марну союзной артиллерией и авиацией грозили германцам катастрофой.

Причинами неудачи германцев были: неудавшаяся внезапность в начале операции, умело организованная французами оборона, недостаточное превосходство сил германцев, неискусная работа германской авиации, трудность задачи 7-й армии. Таким образом, все, на чем германцы основывали свои надежды на крупный успех, не осуществилось. Но, потерпев неудачу под Реймсом, германское главное командование все же сохранило такой ничем не оправданный оптимизм, что продолжало рассчитывать на новый смертоносный удар союзникам.

 

http://www.firstwar.info/battles/index.shtml?18    http://www.rosimperija.info/post/2613





#25
владелец

владелец

    Мастер

    Топикстартер
  • VIP
  • 8 953
  • 4 750 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено Сегодня, 10:14

Как видим, каждая последующая наступательная операция немцев по отношению к предыдущей становилась всё короче , а промежутки для подготовки -- длиннее и мы видим, что последняя попытка была уже бледной тенью Мартовского наступления...

 

Второй этап битвы на Марне

Контрнаступление союзников (18 июля -- 4 августа)

 

При подготовке контрнаступления столкнулись два мнения и плана --- Петэна и Фоша. Первый стремился именно к контрудару, "выжав" из обороны, которую он всегда стремился сделать "эластичной",  усиливающейся по мере продвижения врага вглубь (возможно это было бы более продуктивно, но командование на местах противилось дальнейшим "уступкам" противнику) и Фошем, собиравшимся перейти именно в контрнаступление Принятый план был как бы  "эклектичным", но всё же в основном в пользу Фоша (см. выше у Лиддел-Гарта )

 

 1529845838_shema-2.jpg

 

Схема 2. Оперативный план Второй Марны Э. фон Людендорфа и план контрнаступления Ф. Фоша.

 

В результате ночных передвижений к утру 18 июля на участке между pp. Эна и Урк протяжением 26 км стали 16 пех. (из них 2 американские) и 3 кав. дивизии 10-й французской армии ген. Манжена с 1573 орудиями, 339 танками и 40 эскадрильями. Из общего числа дивизий 10 находились в первой линии. Южнее, от р. Урк до Марны, на фронте протяжением 25 км находились 9 дивизий (из них 7 в первой линии) с 170 танками, 930 орудиями и 28 эскадрильями 6-й французской армии Дегута.

Главный удар наносила 10-я армия в общем направлении на Фер-ан-Тарденуа. Ей оказывали содействие армии: 6-я и 9-я, которые должны были очистить от германцев левый берег Марны наступлением во фланг корпусов 7-й германской армии, продвигавшихся на Эперне, и 5-я, на которую была возложена задача восстановить положение между Реймсом и Марной.

Против 10-й и 6-й французских армий находились 17 германских дивизий, готовившихся к возобновлению наступления. Германцы преуменьшали силы союзников на фронте от Уазы до Марны на 3-4 пех. дивизии и не обратили должного внимания на то, что германские летчики совершенно не допускались союзниками в район Виллер-Котре, покрытый лесом, тянувшимся с севера на юг на 12 км и с востока на запад на 10-20 км.

Оценка подготовки и планов сторон

Сравнивая силы обеих сторон, можно видеть, что союзники в числе дивизий превосходили германцев в 1,5 раза. Во всех же прочих отношениях союзники были несоизмеримо сильнее своего противника. С планом действий французов наступать в западный фас германского выступа нельзя не согласиться — перерыв сообщения по единственной железной дороге через Суассон, питавшей 7-ю германскую армию, мог иметь самые неблагоприятные для германцев последствия. Меры же союзников для скрытности развертывания их сил должны были принести свои плоды. "Военное обозрение" пишет в статье о Второй Марне:

"Как и в Первой Марне - Г. Мольтке и А. Клук не особенно считались с невыгодным и рискованным положением своего правого фланга на р. Урк, рассчитывая на его прочность вместо того, чтобы проверить и нарастить эту прочность, так и во втором случае Э. Людендорф и М. Боен были беспечно уверены за свой правый фланг, растянувшийся в марнской дуге от Фонтенуа до Шато-Тьери (45 км далеко не идеальных 3-х линий окопов). Немецкому командованию даже и в голову не приходило поразмыслить над тем обстоятельством, почему ни один немецкий самолет, несмотря на неоднократные попытки, не мог проникнуть за линию Фонтенуа - Ла-Ферте – Милон - Шато-Тьери (Э. Людендорф писал: «В то время, как подготовка была уже в полном ходу, 11-го или 12-го числа, от перебежчиков были получены сведения, что из леса Виллер-Котре предстоит в ближайшем будущем большая танковая атака. Это заставило еще раз проверить и постараться улучшить наши оборонительные мероприятия» С. 224. Но «старания» германского командования с целью действительного обеспечения своего правого фланга во время решительной операции на левом фланге и в центре фактически остались только словами. На самом деле у немецкого командования была какая-то уверенность в том, что союзники едва ли способны на большую активную операцию. И ниже мы увидим полную растерянность Э. Людендорфа в момент получения первых сведений об атаке района леса Виллер-Котре - которые он получит уже на фландрском участке фронта, куда после неудачи наступления 15-го июля, он 18-го июля поехал готовить новый прорыв).



Также как в Первой Марне главное усилие немецкого командования пошло в сторону от Парижа - открывая возможность удара во фланг и тыл наступающего, так и здесь удар пошел в сторону от встревоженной столицы Франции - в направлении Эпернэ, давая союзникам возможность, в момент кризиса операции, организовать контрудар во фланг, со стороны лесного массива Виллер-Котре. Желая обойти 5-ю французскую армию с обоих флангов, Э. Людендорф тем самым готовил окружение для своей 7-й армии - т. е. само командование, как это часто бывает на войне, становилось виновником своих неудач.

Ход операции

18 июля в 4 ч 30 мин пехота 10-й армии двинулась в атаку, имея впереди себя 235 танков; атака не была подготовлена артиллерийским огнем. Движение атакующих прикрывал огневой вал. Одновременно для оказания содействия пехоте взвилась авиация. Неожиданность была полная, чему способствовали туман и высокий хлеб, покрывавший поле сражения. Почти одним броском французы продвинулись на 8 — 10 км и вышли на фронт Суассон — Шоден — Бланзи. 6-я армия атаковала после полуторачасовой артиллерийской подготовки и продвинулась до линии Нейи — Белло. За день этими обеими армиями были захвачены 12 000 пленных и 250 орудий.

Военное обозрение":

Союзное командование, зная из немецкой прессы о наступлении в районе Реймса, и от пленных (Э. Людендорф пишет: «Я находился в постоянных сношениях со штабами ударных армий. Прежде всего я хотел выяснить, был ли, по их мнению и мнению войск, осведомлен противник о наших приготовлениях. Штабы полагали, что противник не осведомлен, только артиллерийский огонь на Марне стал оживленнее. Я дал особое указание не двигать разведку на южный берег Марны. Но, несмотря на это, один саперный офицер перешел на противоположный берег и был взят в плен. Как выяснилось после сражения, он очень многое выболтал противнику. Так же поступил один подпрапорщик тяжелой артиллерии, который на р. Ардр попал в руки противника... Держать наши планы в тайне от войск было трудно, так как уже сильное сосредоточение артиллерийских и минометных частей, предшествовавшее каждому наступлению, раскрывало наши проекты... К сожалению, являлocь также фактом, что по всей Германии велась безответственная болтовня о наступлении на Реймс». Указ. Соч. С. 224) - о часе начала немецкой артиллерийской подготовки, с целью предупредить последнюю, в 12 часов ночи 15 июля открыло ураганный огонь по германским позициям. Неожиданный ураганный огонь союзников стал тяжелым предзнаменованием для опытного германского командования - свидетельствовавшим, что обстановка (в основном) уже известна противнику, и борьба будет несколько иной, чем в мае.



В час ночи началась мощная артиллерийская подготовка немцев. Форсирование р. Марны, преодоление рубежа р. Ле-Бельвиль и наступление по течению реки Ардр - все это должно было происходить под бешеным свинцовым огнем и ядовитыми газами союзной артиллерии, которая не только не снижала темп ураганного огня, а напротив, с каждым часом еще более его увеличивала.



1529846440_156.jpg


1529846002_shema-3.jpg

Схема 3. Второе сражение на Марне и контрудар союзных армий с 15 июля по 4 августа 1918 г.

Положение германцев сделалось тревожным. Две беды почти одновременно свалились на их голову: неудача у Реймса и внезапное контрнаступление союзников в столь важном для них направлении. Дальнейшее развитие операции пошло нормальным порядком, так как первое впечатление от танков несколько улеглось. Контратака французов развивалась по всему фронту от Реймса до Суассона. Германцы, очистив в ночь на 21 июля южный берег Марны и отказавшись от операции во Фландрии, бросили сюда новые силы, чтобы разжать клещи на флангах и отойти сначала на линию р. Урк, которой достигли 27 июля, а потом — на линию pp. Эна и Вель, где 4 августа операции обеими сторонами были прекращены.

Результаты второго Марнского сражения

Итак, начав 15 июля свое «сражение за мир», германцы быстро захлебнулись, после чего последовал сильный и внезапный контрудар французов во фланг и тыл наступавшим германским армиям. Фош вырвал у Гинденбурга инициативу действий и вынудил германцев очистить Марнский выступ. Этим отступлением начался великий отход германской армии. Второй раз слово «Марна» связывалось с переменой военного положения: Антанта ликовала. В отступлении германцев был виден предвозвестник скорого мира. Моральное состояние германцев сильно упало. Как-то сразу усилилась усталость германских войск. В Германии и Австро-Венгрии революционное движение все более дает знать о себе. Начинает волноваться и германская буржуазия, так как рухнули ее грандиозные планы сокрушить Антанту на поле сражения до прибытия американских войск. Гинденбургу пришлось отказаться не только от наступления во Фландрии, но и приступить к эвакуации выступа на р. Лис и предмостных позиций западнее pp. Авр и Анкр.

Потери германцев с 15 июля по 4 августа превысили 120 000 человек; пополнений оставалось мало, и германское главное командование было вынуждено приступить к расформированию еще 10 пех. дивизий и укомплектовать их бойцами остающиеся дивизии. Союзники также потеряли около 120 000 человек. Зато Париж был избавлен от нависшей угрозы, фронт сократился на 45 км, главный железнодорожный путь из Парижа через Шалон к Вердену был освобожден, кроме того, было взято 35 000 пленных, 700 орудий и свыше 6000 пулеметов.

Оценка действий обеих сторон с 18 июля по 4 августа

Германскому главному командованию надо было своевременно вспомнить первое Марнское сражение, когда необеспеченный правый фланг германских армий подвергся удару французов, в результате чего сражение было проиграно. В июле 1918 г. почти в том же районе французы воспроизвели события 1914 г., вновь использовав недостаточно обеспеченный правый фланг германцев.

При такой обстановке единственным выходом для Гинденбурга являлся отход. Отступление германцев совершалось в порядке. Сдерживая союзников на флангах Марнского выступа, они очищали свой сильно выдвинутый к югу центр. Обращает на себя внимание крупная роль, которую в боях начинают играть американцы.

Таким образом, хотя 2 раза, в марте и в мае, германцы, казалось, были очень близки к победе, их план кампании разгромить вооруженные силы Англии и Франции потерпел неудачу. В 1918 г. так же, как и в 1914 г., союзники начинают с выжидания, а германцы с решительного наступления. В обоих случаях кампания после перелома кончается переходом союзников в наступление. В обоих случаях поворотным этапом дослужило сражение на Марне.

Теперь германское командование могло убедиться, что для перехода в начале 1918 г. к стратегии сокрушения и для ее успеха необходимы были подавляющие силы и средства, а их-то и не было. Операции можно было производить каждый раз лишь в одном месте. В конечном счете германцы с 21 марта потеряли 800 000 человек, сильно уменьшили свой людской запас и вызвали ускорение перевозки во Францию американцев. Теперь для германцев должно было бы стать ясным, что вопрос идет уже не о победе, а о сносных условиях мира.








Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных



Результаты антивирусного сканирования Информер PR ТИЦ