Перейти к содержимому

 

Фотография
- - - - -

174 Года Знаменитому Роману Александра Дюма


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2

#1
владелец

владелец

    Мастер

  • Супермодераторы
  • 13 369
  • 8 951 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 24 Октябрь 2016 - 18:30

     В 1846 году в свет вышел один из самых занимательных и завораживающих воображение романов величайшего из французских романистов  "Графиня де Монсоро" (второй роман т. н. "второй трилогии" , которая правда писалась почти одновременно с первой -- "Три мушкетера" были написаны в 1844 г а первый роман второй трилогии "Королева Марго" -- в 1845 г ; хотя последний ее роман "Сорок пять" был закончне в 1848 г, а "Виконт де Бражелон" -- а 1850 г) 

 

Журнал .Liveinternet.ru/  вспоминает об этом романе, о его "мифологии" и истинном освещении некоторых сторон этой книги. 

 

                                                    "Листая роман А. Дюма Графиня де Монсоро":

 

 

 

                                       1e5c0fe2397d.jpg

 

  

     Алекса́ндр Дюма́ (фр. Alexandre Dumas, père) (24 июля 1802, Вилле-Котре — 5 декабря 1870, Пюи)

 

 

   

                                                 ГЕНРИХ III ВАЛУА. ШИКО

 

 

Третий сын французкого короля Генриха II , Генрих имел мало шансов занять французский престол и лишь волею случая получил его. Как и все последние Валуа он не отличался крепким здоровьем, но с возрастом его здоровье укрепилось, о чем с удивлением сообщали итальянские послы. В юности Генрих много читал (его образованием руководил Амьо, известный переводчик Аристотеля), любил беседовать о литературе, брал уроки риторики (впоследствии даже политические противники короля признавали его ораторский талант, а после речи, произнесенной Генрихом на открытии Генеральных штатов 1577 «у многих на глазах были слезы»). Хорошее знание античной литературы снискали ему славу одного из лучших комментаторов древних авторов.

 

9d7cc9e73737.jpg

Портрет Генриха III. Неизвестный автор. Из собрания Версальского музея

 

Военная и политическая карьера Генриха началась рано: в возрасте 16 лет (ноябрь 1567) он был назначен генеральным наместником Франции, получив командование войсками. Именно ему приписывают две важные победы над гугенотами - при е и при Монконтуре (март и сентябрь 1569). В феврале 1573 принц руководил осадой Ла Рошели. Однако ратного дела Генрих не любил и этим он сильно отличался от привычного французам идеала короля-воина, заслужив репутацию труса, предпочитавшего войне жизнь лёгкую и изнеженную. Именно в праздности впоследствии упрекали его чаще всего: балы, на которые уходили деньги государственных налогов, богатые наряды короля, драгоценности, пристрастие к бильбоке, страсть к собиранию маленьких собачек, которых у Генриха было около 300, расточительность по отношению к миньонам, в которых сам Генрих видел прежде всего верных друзей, - весь образ жизни короля, его занятия осмеивались, рисовались в карикатурном виде, полностью искажая его личность.

 

0bc91f549230.jpg

 

Царствование Генриха III было одним из самых тревожных во французской истории. На юге Франции существовала протестантская «республика». Шли постоянные войны с гугенотами, недовольство которых использовал брат короля - Франциск Алансонский, смерть которого в 1584 привела к политическому кризису, т. к. наследником престола стал гугенот Генрих Наваррский. Противодействовала Католическая лига, лидерами которой были жаждавшие власти Гизы. Политические неурядицы сопровожались экономическим кризисом и ростом цен. Но Генрих III делает попытки, и часто результативные, управлять разваливающимся на глазах государством: он проводит реформу системы центрального управления (были созданы министерства, выросла роль государственных секретарей, четко разделивших между собой функции и вошедшие в состав Королевского совета), была реформирована финансовая системы (появились должности сюринтендантов, в налоговых округах созданы специальные бюро, ведавшие сбором налогов и подчинявшиеся чиновникам Государственного совета, вводилась единая система пошлин), кардинально изменена монетная система Франции - вместо «монеты счета», ливра, вводился обеспеченный золотом экю (сентябрь 1577). В проекте существовала реформа самого принципа налогообложения - ввести поочажный налог, этот проект был отвергнут депутатами Генеральных штатов 1576.

Генрих стал инициатором кодификации законодательства. Были проведены реформы королевского двора. Генриха III можно назвать создателем придворного этикета, которым станет отличаться французский двор в XVIII в. Говорят, что именно он стал первым пользоваться вилкой. Наконец, он провёл григорианскую реформу календаря.



96112243_book3554gif.jpg

Морис Лелуар  

 

Нравственный облик короля в представлении его современников достаточно чётко отражён в "Истории Генриха III, короля Франции и Польши" французского мемуариста того времени Сципиона Дюплекса: "Протестанты… называли это гнусностью, суеверием и идолопоклонством. Лигёры не могли делать подобного суждения, бросались в другую крайность и говорили, что это слабость или болезнь духа, лицемерие, ханжество, притворство, которое делает его недостойным носить ни скипетр, ни шпагу, в то время как он хвастается ношением власяницы и кнута на поясе. Некоторые утверждали, что он так коварно действует, чтобы изобличить такими набожными и религиозными акциями выступления тех, кто утверждает, что он благоволит еретикам, и они не считают, что эти моления ни приятны Богу, ни показательны для подданных, в то время как он угнетает свой народ слишком большими налогами. Наиболее беспристрастные хвалят его набожность и благочестие, но порицают эту внешнюю чрезмерность, которая заметна в большой неестественности своего раскаяния и моления. Так как два раза в неделю он надевает синюю власяницу Иеронимитов… и его часто видно на улицах Парижа и даже за городом в больших процессиях с собратьями, с чётками, повешенными с одной стороны на поясе, и плёткой с другой, ходящим от церкви к церкви. Хотя Св. Людовик был ещё более набожен и более религиозен, чем Генрих: он умерщвлял плоть и самобичевался в тайне в своём кабинете в обществе своего духовника, однако, публично заявляя, что если бы это не нарушало бы величия и королевского достоинства, он сделал бы это публично для того, чтобы служить хорошим примером своим подданным и особенно дворянству".

 Генрих же III Валуа сделал подобное самобичевание публичным, что подданные восприняли как лицемерие, а не как пример для подражания. Целая коллекция пасквилей и стишков, собранная Л’Этуалем, высмеивает участие короля в этих процессиях. Также образование орденов было воспринято обществом отрицательно. В этом увидели в первую очередь повод для новых сборов денег на содержание собратьев. Непонимание инициатив короля было характерно не только для горожан, но и даже и для придворного общества – основной социальной опоры монархии.
Трагедия Генриха III заключалась в том, что он оказался непонятым современниками: в огромном количестве памфлетов высмеивалась его набожность, которую считали маской, прикрывающей пороки, изысканная манера одеваться, щедрость по отношению к верным ему слугам (или тем, каковых он считал такими). Но истинное королевское величие, достоинство, галантность не оспаривал никто.

Волнения в Париже 1588, организованные Католической лигой, вынудили короля бежать из города и искать союза с Генрихом Наваррским (будущим королём Генрихом IV). Вместе с ним Генрих III двинулся на Парижу и приступил к его осаде, но в августе 1589 был убит доминиканским монахом Ж. Клеманом, нанесшим ему несколько ударов кинжалом. Убийство короля было воспринято во Франции как освобождение от тирана.

 

cfbb2b05b5e6.jpg

 

Шико родился в Гаскони в 1540 году. Будучи южанином, он очень любил солнце. Настоящее имя — Жан-Антуан д’Англере (d'Aangleraye). Шико — профессиональное прозвище. Переводится как «пенёк, обломок зуба».

Сперва был солдатом под началом маркиза де Вилара, который был сыном Рене Савойского и отцом Мадлен Савойской, жены герцога Майенского. Позже служил королям Франциску II и Карлу IX, при которых занимал весьма важные должности. Позже он стал любимым шутом Генриха III, а потом и Генриха IV. Шут при дворе является своеобразной чертой, границей, он занимает ступень, на которой стоит только он. Шут — любопытная роль, по крайней мере, с точки зрения впрыска адреналина. Улыбаться в горе и горевать в радости, заземляя высокое и вознося низкое с обывательской точки зрения — задачка не из простых.

Вначале Шико был ярым католиком, и возможно, принимал, вместе со своим братом Раймондом, участие в убийстве Франсуа де Ла Рошфуко, одного из лидеров гугенотов во время Варфоломеевской ночи. В 1574 году Шико получил звание лейтенанта. Он служил Генриху III с огромным усердием и преданостью во времена религиозных войн. Тем не менее, со временем его религиозная ревность стала умеренней, и он стал приверженцем религиозной терпимости.

В марте 1584 ему был пожалован королём аристократический титул. После убийства Генриха III Шико сразу же признал Генриха IV новым королём, и был при его дворе в большом почёте. Он воевал вместе с ним в битвах при Иври и Арке.

Он был известен своей жизненной силой и способностью схватывать вещи на лету, а также как великолепный писатель-сатирик. Он был единственный придворный шут в своё время, который участвовал в военной и политической жизни и который носил шпагу. Он пользовался репутацией прекрасного фехтовальщика и солдата.

«     Шико имел вольность говорить с королем, как хотел, и тот на него никогда не гневался. Когда герцог Пармский прибыл во Францию, Шико сказал королю: «Друг мой, вижу все, что бы ты ни делал, ни к чему не приведет, если не станешь или не притворишься католиком». В другой раз: «Верь мне, пошли равно ко всем чертям, если то будет надобно, и папистов, и гугенотов, только бы тебе спокойно владеть королевством Французским. Ведь ваши братья, сказывают, притворяются будто чему-то верят.»

Шико был женат и имел пятерых сыновей.

В 1591 году Шико погиб при осаде Руана.

Во время осады города при Генрихе IV он захватил в плен одного из противников короля — графа Анри де Шалиньи, сводного брата королевы Луизы де Водемон, вдовы Генриха Третьего. При этом он не стал отнимать у пленника шпагу, а ввёл в палатку короля со словами «Смотри, Генрих, что я тебе дарю». Пленник оскорбился и ударил его эфесом шпаги по голове. Шико умер на месте.


 «Не удивительно, — говорил еще Генриху Четвертому, — что столько людей бегают как собаки за королевским титулом: оно стоит труда. Трудишься час в день и точно знаешь, что тебе есть чем прожить целую неделю, и можно обойтись без соседской ссуды. Но ради Бога, опасайся попасть в руки Католической лиги, они с тобой управятся как с жаренной колбасою, велят нарисовать над твоей виселицей французский и наваррский гербы и надпишут: „Здесь ему самое место“.»

    
Записки Французской истории (Цит. по мемуарам Сюлли)

 

 ccf6446b048c.jpg

Морис Лелуар

       

         

                                        ГРАФ ДЕ БЮССИ. ФРАНЦИСК ДЕ ВАЛУА

 


96113092_57229586_1270128822_62.jpg

Луи де Клермон, сеньор д'Амбуаз граф де Бюсси (фр. Louis de Clermont seigneur d'Amboise comte de Bussy) (1549—19 августа 1579) — французский дворянин, прославившийся многочисленными дуэлями и любовными похождениями. Поэт.
 

 

В 1572, воспользовавшись Варфоломеевской ночью, убил своего кузена Антуана де Клермона, маркиза де Ренеля, с которым вёл тяжбу, после чего унаследовал маркизат Ренель. В 1573 сопровождал герцога Анжуйского (с 1574 — короля Франции Генриха III) в Польшу, королём которой тот был избран. Затем поступил на службу к младшему брату короля, Франсуа-Эркюлю де Валуа, герцогу Алансонскому (с 1574 — Анжуйскому), фаворитом которого вскоре стал. Назначенный в 1576 губернатором Анжу, разорял провинцию поборами. В 1578 сопровождал герцога Алансонского в его походе в Нидерланды, одним из наиболее активных инициаторов которого был. Как полководец проявил себя не лучшим образом. При нем во французском лагере в Нидерландах царил полный беспорядок. Убит людьми графа Шарля де Монсоро, жену которого соблазнил.

 
96113094_book3558gif.jpg

Морис Лелуар

 

 

Бюсси принадлежал к одной из ветвей старого, знатного рода Клермон-Галлеранд, семейству баронов де Бюсси. Его прадедом был Рене де Клермон и Галлеранд, вице-адмирал Франции. Сын Рене (дед Бюсси) Луи де Клермон - мажордом Франциска Первого, женился на девице Рене д'Амбуаз, старшей дочери Жана д'Амбуаза, сеньора де Бюсси, барона де Борд и де Ренель. Их старшим сыном был Жак де Клермон (отец Бюсси), с именем которого связаны титулы барона де Бюсси и Саксфонтен, а также нескольких других сеньорий, расположенных в Шампани. Титул барона де Бюсси достался ему от дяди Жоржа д'Амбуаза, архиепископа Руанского, с тем условием, что племянник будет носить его имя и герб. Таким образом, Жак де Клермон был первым, кто соединил имена обоих знатных родов - де Клермон и д'Амбуаз. Он прожил довольно бурную жизнь: как офицер участвовал во многих военных кампаниях своего беспокойного времени, затем был губернатором Шалона, шамбелланом герцога Алансонского, а позже - главным управляющим всех его владений.

Женился он около 1545 года на девице Катрин де Бово, дочери Рене де Бово, сеньора де Маневилль. Луи де Бюсси был их старшим сыном, но четвертым ребенком в семье: у него было три старшие сестры и два младших брата. Вопреки созданному Александром Дюма образу де Бюсси как "рыцаря без страха и упрёка", истинный облик графа был вероятно менее привлекателен. Так, в Варфоломеевскую ночь убил семерых своих кузенов, преследуя весьма корыстные цели. Все их замки и земли достались графу де Бюсси, который позже уверял всех, что убитые были гугенотами. Смерть Бюсси оплакивала, вероятно, только одна дама – его сестра Рене де Клермон, жена Жана де Баланьи, маршала Франции.


 
96113093_Nicholas_Hilliard_002.jpg

 Франсуа (герцог Алансонский и Анжуйский)
 

 

Эркюль Франсуа (Франциск) де Валуа (фр. Hercule François de Valois, duc d’Anjou et d’Alençon, 18 марта 1555 — 10 июня 1584), герцог Алансонский, затем герцог Анжуйский — младший сын короля Франции Генриха II и Екатерины Медичи, единственный из четырех братьев, так и не ставший королём.

До вступления на престол брата, герцога Анжуйского (Генрих III), носил титул герцога Алансонского, а затем именовался герцогом Анжуйским. Стоял во главе политических группировок, враждебных французским королям. Так, он участвовал в заговоре против Карла IX, но был прощен потому, что предал своих соратников Ж. Б. де Ла Моля и графа де Коконнаса, казненных в 1574 году. В более поздние годы герцог Анжуйский проявил себя как авантюрист и предатель. Он помогал протестантам, затем участвовал в войне против них, выступал против Филиппа II во главе восставших фламандцев, был провозглашен герцогом Брабантским и графом Фландрским, но вскоре был изгнан самими фламандцами. Умер 10 июня 1584 года от туберкулёза.

После смерти его брата короля Франции Карла IX и восшествия на престол другого его брата Генриха III Франсуа стал наследником трона.

В 1576 году он принял имя герцога Анжу, Турени и Берри.

В том же году в ходе Французских религиозных войн между католиками и гугенотами Франсуа встает на сторону вождя протестантов Генриха Наваррского, вместе с ним ведет военные действия против своего брата Генриха III и 6 мая 1576 года добивается подписания «Эдикта в Болье», провозгласившего примирение католиков и гугенотов и признание за последними права на свободу вероисповедания.


 
96113095_book3548gif.jpg

 

Морис Лелуар

 

 

Франциск выведен Александром Дюма в трилогии, посвящённой истории Франции XVI века — «Королева Марго», «Графиня де-Монсоро» и «Сорок пять». В соответствии с известными фактами и общим мнением историков, писатель представил там Франсуа человеком порочным, слабым, но при этом коварным и двуличным. В конце романа «Графиня де Монсоро» он предаёт и убивает (вернее приказывает добить) рыцаря де Бюсси, за что, в финале «Сорока пяти» его отравляет Диана де Монсоро, возлюбленная де Бюсси.

Личности и Бюсси и Дианы — исторические, и роман между ними, вероятно, имел место, но убийство герцогом Анжуйским первого и его собственная смерть от руки Дианы — романтический вымысел писателя (в действительности де Бюсси убили слуги графа де Монсоро) Что касается графини де Монсоро, то её подлинное имя — Франсуаза. Вопреки версии Дюма, она и не думала мстить за гибель Бюсси; после его убийства она вскоре помирилась с мужем и жила с ним долго и счастливо.

 В романе «Графиня де Монсоро» Дюма цитирует подлинную эпиграмму того времени:

    Господа, не глядите косо
На Франсуа и его два носа:
Ведь по праву и по обычаю
Два носа под стать двуличию.

Неизвестный автор

 

 

                                                       ЕКАТЕРИНА МЕДИЧИ. ГЕНРИХ II  

Екатерина Медичи

96113779_Catherinedemedici.jpg

 


 
 Екатерина Медичи (фр. Catherine de Médicis) или Екатерина Мария Ромола ди Лоренцо де Медичи (итал. Caterina Maria Romola di Lorenzo de' Medici) (13 апреля 1519, Флоренция — 5 января 1589, Блуа), королева и регентша Франции, жена Генриха II, короля Франции из Ангулемской линии династии Валуа.

Родители Екатерины — Лоренцо II, ди Пьеро, де Медичи, герцог Урбинский (12 сентября 1492 — 4 мая 1519) и Мадлен де ла Тур, графиня Оверньская (ок. 1500 — 28 апреля 1519) сочетались браком в знак союза между Королём Франции Франциском I и Папой Львом X, дядей Лоренцо, против Императора Максимилиана I Габсбурга.

 
В возрасте 14-ти лет Екатерина стала невестой французского принца Генриха де Валуа, будущего короля Франции Генриха II. Её приданое составило 130 000 дукатов и обширные владения, включавшие Пизу, Ливорно и Парму.

Во время её прибытия в Рим один венецианский посол описал её как «рыжеволосую, небольшого роста и худую, но с выразительными глазами» — типичная внешность семьи Медичи. Но Екатерина смогла произвести впечатление на избалованный роскошью, утончённый французский двор, обратившись к помощи одного из самых знаменитых флорентийских мастеров, изготовившего для юной невесты туфельки на высоком каблуке. Её появление при французском дворе вызвало фурор.

Екатерине, рождённой в купеческой Флоренции, где родители не были озабочены тем, чтобы дать своим отпрыскам разностороннее образование, было весьма трудно при утонченном французском дворе. Она чувствовала себя невеждой, не умевшей изящно строить фразы и допускавшей много ошибок в письмах. Нельзя забывать, что французский язык был для нее не родным, она говорила с акцентом, и хотя говорила достаточно ясно, придворные дамы презрительно делали вид, что плохо понимают её. Екатерина была изолирована от общества и страдала от одиночества и неприязни со стороны французов, которые высокомерно называли её «итальянкой» и «купчихой».

31 марта 1547 годa умер Франциск I и на престол взошёл Генрих II. Екатерина стала королевой Франции. Коронация прошла в базилике Сен-Дени в июне 1549 годa.


 
Генрих II

96113784_Henry_II_of_France3.jpg

 

Во время правления её супруга Екатерина имела лишь минимальное влияние на управление королевством. Даже в отсутствие Генриха её власть была очень ограничена

Бросая вызов предсказанию астролога Луки Горико, который посоветовал ему воздержаться от турниров, обратив внимание именно на сорокалетний возраст короля, Генрих решил участвовать в состязании. 30 июня или 1 июля 1559 года он участвовал в поединке с лейтенантом своей шотландской гвардии графом Габриэлем де Монтгомери. Расщеплённое копьё Монтгомери прошло в прорезь шлема короля

Лучшие врачи королевства боролись за жизнь Генриха. Екатерина всё время находилась у постели супруга, а Диана не появлялась, вероятно от страха быть высланной королевой прочь. Время от времени Генрих даже чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы диктовать письма и слушать музыку, но уже скоро он ослеп и потерял речь.

10 июля 1559 года умер Генрих II. С этого дня Екатерина выбрала своей эмблемой сломанное копьё с надписью «Lacrymae hinc, hinc dolor» («от этого все мои слёзы и боль моя») и до конца своих дней в знак траура носила чёрные одежды. Она первой стала носить траур чёрного цвета. До этого в средневековой Франции траур был белым.

Несмотря ни на что, Екатерина обожала мужа. «Я так сильно любила его…», — писала она дочери Елизавете после смерти Генриха. Екатерина Медичи в течение тридцати лет носила траур по своему супругу и вошла в историю Франции под именем «Чёрная королева».

 

936af904a31a.jpg

 
Королём Франции стал её старший сын — пятнадцатилетний Франциск II. Екатерина занялась государственными делами, принимала политические решения, осуществляла контроль над Королевским Советом. Однако Екатерина никогда не управляла всей страной, которая была в хаосе и на краю гражданской войны. Во многих частях Франции фактически господствовали местные дворяне. Сложные задачи, перед которыми оказалась Екатерина, были запутанны и до некоторой степени трудны для её понимания. Она призвала религиозных лидеров обеих сторон к диалогу, чтобы разрешить проблему их доктринальных различий. Несмотря на её оптимизм, «Конференция в Пуасси» закончилась неудачей 13 октября 1561 годa, распустив себя без разрешения королевы. Точка зрения Екатерины на религиозные проблемы была наивна, потому что она видела религиозный раскол в политическом ракурсе. «Она недооценила силу религиозного убеждения, воображая, что все будет хорошо, если только она смогла бы склонить обе стороны к согласию»

 

Варфоломеевская ночь

С именем Екатерины Медичи связано одно из самых кровавых событий истории Франции — Варфоломеевская ночь. Резня, которая началась два дня спустя, запятнала репутацию Екатерины несмываемо. Нет никаких сомнений, что именно она стояла за решением 23 августа, когда Карл IX распорядился: «Тогда убейте их всех, убейте их всех!»

Парижская резня продолжалась почти неделю, распространившись по многим провинциям Франции, где беспорядочные убийства продолжились. По словам историка Жюля Мишле, «Варфоломеевская ночь была не ночью, а целым сезоном». Эта резня восхитила католическую Европу, Екатерина наслаждалась похвалой. 29 сентября, когда Генрих Бурбон встал на колени перед алтарём как добропорядочный католик, она повернулась к послам и засмеялась. С этого времени ведёт своё начало «чёрная легенда» o Екатерине, злой итальянской королеве.

Гугенотские писатели заклеймили Екатерину как коварную итальянку, которая следовала совету Макиавелли «убить всех врагов одним ударом». Несмотря на обвинения современников в планировании резни, некоторые историки не вполне соглашаются с этим. Нет никаких веских доказательств того, что убийства были заранее спланированы. Многие рассматривают эту резню как «хирургическую забастовку», которая вышла из-под контроля. Тем не менее факт того, что королева-мать знала о готовящихся убийствах, практически неоспорим. Каковы бы ни были причины случившегося кровопролития, которое очень быстро вышло из-под контроля Екатерины и кого-либо ещё, историк Никола Сутерланд назвал Варфоломеевскую ночь в Париже и её последующее развитие «одним из самых противоречивых событий из современной истории».

Её современник, известный французский гуманист, мыслитель Жан Боден так написал о её королевском правлении: «Если государь слаб и зол — то он создает тиранию, если жесток — организует бойню, если распущен — устроит бордель, если жаден — сдерет с подданных шкуру, если неукротим — высосет кровь и мозг. Но самая страшная опасность — интеллектуальная непригодность государя».Так он, современник, охарактеризовал свою правительницу, считая, что излишняя жестокость государей не признак силы, а признак слабости и «интеллектуальной непригодности» — словами, вошедшими в историю, которые можно применить ко многим властителям.

Екатерина Медичи умерла в Блуа 5 января 1589 года в возрасте шестидесяти девяти лет.. По мнению современных исследователей, возможной причиной смерти Екатерины Медичи был плеврит.Екатерину решили похоронить в Блуа. Позже она была перезахоронена в парижском аббатстве Сен-Дени.


 

96113848_800pxLoire_Cher_Blois2_tango717

Комната замка Блуа, где умерла Екатерина Медичи



Спустя восемь месяцев после смерти Екатерины всё, к чему она так стремилась и о чём мечтала при жизни, свелось к нулю, когда религиозный фанатик монах Жак Клеман заколол её столь любимого сына и последнего Валуа Генриха III.

Интересно отметить, что из всех 10 детей Екатерины только Маргарита прожила достаточно долгую жизнь — 62 года. Генрих не дожил до 40, а остальные дети не дожили даже до 30.

 

 

                                                     ГРАФИНЯ ДЕ МОНСОРО

                                            Франсуаза де Меридор де ла Фреслоньер ( Графиня де Монсоро )


...совсем не романтическая история...


96239502_640926c53ad8.jpg

 

 

 Подлинное имя графини де Монсоро — Франсуаза.Родилась она в 1555-ом году  в замке Фреслоньер, который существует и по сей день. Итак, Меридорский замок - вымысел. В 1573-ем году она вышла замуж за Жана де Косме, однако уже в 1574-ом году овдовела, а в 1575-ом году вышла замуж вторично, за Шарле де Шамбе, графа де Монсоро, главного ловчего герцога Алансонского(Анжуйского).  Кстати,  де Монсоро был вовсе не стариком, родившись в 1549-ом году, он приходился ровесником Бюсси!Его брак с Франсуазой был заключён по любви (без всякого обмана и шантажа, описанного в романе) и они прекрасно ладили, небывалая редкость по тем временам. Единственная проблема была в том, что по долгу службы Монсоро приходилось надолго уезжать в Париж.

Портрета Франсуазы де Меридор я ,к сожалению ,не нашла,а вот  замок де Монсоро,ее мужа,сохранился до сегодняшнего дня ...


96239503_800pxCastleMontsoreau.jpg
 

Замок Монсоро находится на берегу Луары.

Местность, окружающая замок также носит название Монсоро.


96239504_b9a0c4a73f60.jpg

 

Графиня де Монсоро познакомилась с Луи де Клермон д’Амбуаз, сеньором де Бюсси, фаворитом герцога Алансонского(Анжуйского), в   Анжере на приеме. Место действия вовсе не дом в Париже.
Исторические хроники описывают  де Бюсси,как человека мужественного и образованного, поклонника Плутарха. Бюсси на самом деле прекрасно владел шпагой и неоднократно сражался на дуэлях с миньонами короля. А вот его положительные черты благородного рыцаря книга сильно преувеличила. По крайней мере, во время Варфоломеевской ночи Бюсси не погнушался прикончить своего кузена Антуана и присвоить затем себе его имущество. Славился он также своей жестокостью и разорительными поборами провинции Анжу, управляющим которой он стал в 1576 году.
 Его независимый вид и манера поведения стали причиной того, что Бюсси д’Амбуаз решил в 1579 г. покинуть двор и удалиться в свое поместье. К этому времени и относится начало его ухаживания за графиней де  Монсоро.(Кстати, никакой информации о том, что герцог Анжуйский тоже был неравнодушен к жене графа де Монсоро , не найдено).

Бюсси впервые познакомился с Франсуазой на приемах в замке Анжер (столица Анжу).


96239505_d4902ecc5eb8.jpg

Замок Анжер.

 

 

На тот момент Франсуаза его мало привлекала. Их отношения начались только два года спустя и закончились для Бюсси трагически. История рассказывает, что Бюсси  жутко скучал вдали от Парижа и частенько отправлялся верхом в окрес тности Анжера в поисках приключений, желательно с участием дам. Друзья намекнули ему о Франсуазе и Бюсси решил нанести ей визит, благо муж в это время был в Париже. После того визита, посещения Бюсси стали регулярными и он настойчиво ухаживал за графиней. Франсуаза, в свою очередь, взаимностью хоть не отвечала, но старалась удержать Бюсси при себе. Наличие ухажёра скрашивало её тоскливые дни. Бюсси же, ухаживая за Франсуазой, не обходил своим вниманием и королеву Марго. Как видите, насчёт идеальной любви Александр Дюма несколько преувеличил.
 Слухи дошли и до ушей Шарля де Монсоро, который поспешил в свой замок и заставил супругу написать записку своему возлюбленному с просьбой о свидании в замке Кутансьер. Смертельная ловушка была расставлена. Бюсси отправился на свидание в сопровождении только одного оруженосца.Сам Монсоро наблюдал за всей сценой из-под сводов замка.  Бюсси был хорошим фехтовальщиком, ему удалось серьёзно ранить четырёх своих противников и пробить дорогу к окну, через которое он надеялся вырваться из западни. Но судьба была против него. Когда он уже был близок к спасению, его шпага сломалась о доспехи врагов. В этот момент Монсоро вышел из своего укрытия и прикончил безоружного Бюсси. Бюсси погиб в возрасте 30 лет.

 

 

96239501_18827395.jpg

 

Морис Лелуар

 

 

 

Смерть Бюсси устроила всех: и Монсоро и короля и даже герцога Анжуйского, который несколько опасался своего друга. Убийство, таким образом, сошло Монсоро с рук.   Как ни странно известие о его смерти оставило Франсуазу  равнодушной...
Дальнейшие события развивались не так, как в романе. Франсуаза  вовсе не стала убегать от мужа или мстить герцогу Анжуйскому(который возможно все таки приложил руку к смерти Бюсси). Она просто… помирилась с мужем, и далее продолжала жить с ним в любви и согласии. У них родилось двое сыновей и четыре дочери, Франсуаза умерла в 1620-ом году, в возрасте 65-ти лет, а супруг пережил ее меньше чем на год.

 

 

                                                                          ДУЭЛЬ МИНЬОНОВ

 

Дуэль миньонов
 

 

 Прохожий, здесь лежит, покинув грешный свет,
Прекрасный Гиацинт, властитель Можирона;
Он умер. Да вкусит покой Господня лона!
Сражённый шпагою, он пал во цвете лет.

Никто, ни сам Келюс, так не носил берет,
Ни брыжжи пышные, ни жемчуг медальона.
Вот почему резцом воскресшего Мирона
В надгробном мраморе изваян вешний цвет.

Своей рукой убрав для горестного плена,
Поцеловав уста, в пределы Сен-Жермена
Король отвёз — увы! — немой и бледный прах;

И чтоб века по нём не заглушили стона,
Он памятник ему воздвиг в святых стенах,
Печальный символ слёз и скорби Аполлона!
 

Ж.-М. де Эредиа (Перевод О. Брошниовской)

 

Дуэль миньонов — поединок, состоявшийся в парижском парке Турнель 27 апреля 1578 года между приближенными короля Франции Генриха III (миньонами) и сторонниками герцога де Гиза (гизарами). Современники сравнивали этот бой с поединком Горациев и Куриациев.
 

Миньоны короля:

    Жак де Леви, граф де Келюс;
    Луи де Можирон;
    Ги д’Арсе, барон де Ливаро.

Их противники:

    Шарль де Бальзак, барон д’Антраг;
    Франсуа д’Эди, виконт де Рибейрак;
    Жорж (Георг) де Шомберг.


 
Сцена «дуэли миньонов» — предпоследняя в романе Александра Дюма-отца «Графиня де Монсоро». Дюма, как всегда вольно обращаясь с историческими фактами, называет миньонами Келюса, Можирона и Шомберга, а их противниками (по роману — сторонниками не Гиза, а брата Генриха III, герцога Анжуйского) — Ливаро, Антрагэ и Рибейрака. В романе погибают все участники дуэли за исключением Антрагэ, который, после примирения с умирающим Келюсом, спасается бегством от гнева короля.

Дюма также сильно романтизирует своих героев, заставляя их сражаться вопреки собственным пристрастиям и исключительно в интересах политических группировок, к которым они принадлежат.

Причина боя никак не соотносится с тогдашней политической ситуацией во Франции. Келюс случайно застал д’Антрага у своей возлюбленной и на следующий день пошутил при свидетелях, что эта дама «более прекрасна, чем добродетельна». Д’Антраг вызвал Келюса на дуэль. Каждый явился на место поединка с двумя секундантами. Рибейрак попытался примирить противников, чем вызвал раздражение у Можирона; образовалась новая пара сражающихся. Ливаро и Шомбергу ничего не оставалось, как тоже вступить в поединок. Таким образом, молодые люди дважды нарушили закон: во-первых, еще в декабре 1576 года Генрих III подписал в Блуа указ, запрещающий такого рода выяснения отношений. Во-вторых, по дуэльному кодексу, секунданты ни в коем случае не должны были вмешиваться в поединок — они, наоборот, обязаны были сделать все для примирения противников.

Гизарами трех участников дуэли можно назвать лишь с оговоркой. Так Д’Антраг и Рибейрак действительно были в свите герцога, а вот Шомберг (брат королевского сюринтенданта финансов) был таким же миньоном Генриха, как и его противники. Это еще раз доказывает отсутствие политической подоплеки в дуэли и, следовательно, всю ее жестокую бессмысленность.

 

  143faeb1d781.jpg

 

Дрались парным оружием — кинжалом и шпагой. Рибейрак перед началом дуэли встал на колени и долго молился. Это разозлило Можирона, и он бросился на врага. Противники пронзили друг друга насмерть (Правда, у Рибейрака хватило сил дожить до следующего дня).

Шомберг, заколотый Ливаро, с последним вздохом обрушил на голову миньона сокрушительный удар. Понадобилось шесть недель, чтобы несчастный барон стал поправляться.

Зачинщик дуэли Келюс забыл дома кинжал. Многие потом посчитали такую рассеянность намеренной — по всей Европе входило в моду фехтование одной шпагой. Келюс рассчитывал на преимущество в таком виде боя, но для этого д’Антраг, как благородный человек, должен был отбросить свой кинжал. А он этого делать не стал, предлагая графу самому выпутываться из ситуации. Результат был плачевным — Келюс получил в общей сложности 19 ударов. Д’Антраг отделался царапиной на руке.

Заступничество герцога де Гиза спасло д’Антрага от гнева короля. Генрих III проявил трогательную заботу о Келюсе и, потратив значительную сумму на лечение друга, сам кормил его с ложечки бульоном. Но неразумному фавориту захотелось проехаться на лошади; раны открылись и 29 мая Келюс скончался.

Король был неутешен, потеряв своих любимцев. Он приказал воздвигнуть над их могилой великолепный памятник. В обиходе у придворных острословов сразу появилось выражение tailler en marbre  — «изрубить в мрамор». В мае 1588 года гробница миньонов была разрушена восставшими лигистами.

Дуэль, воспринятая большинством придворных как бессмысленная бойня, обострила и без того шаткие отношения короля и де Гиза.

 

3155e6c84dec.jpg

 

иллюстрации Мориса Лелуара

 

источник Википедия

 

 

 
 
Под этими же рубриками можно прочесть об упомянутом  Пушкиным графе Сен-Жермене 
                     LE COMTE DE SAINT-GERMAIN     http://www.liveinternet.ru/users/5138897/post328118889/

 

 

ЛОРЕНЦО ДИ ПЬЕРО ДЕ МЕДИЧИ "ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ" http://www.liveinternet.ru/users/5138897/post321506017/

 

 

КОРОЛЬ АРТУР, РЫЦАРИ КРУГЛОГО СТОЛА  http://www.liveinternet.ru/users/5138897/post256841665/

 

О героях 1812 года  

ДАВНЫМ - ДАВНО...  http://www.liveinternet.ru/users/5138897/post256834582/

 






#2
владелец

владелец

    Мастер

    Топикстартер
  • Супермодераторы
  • 13 369
  • 8 951 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 23 Июль 2020 - 18:30

                               ДОПОЛНЕНИЕ

 

 

                        Генрих де Гиз и его права на трон Франции.
 
 
 
 
         
                                 447947_900.jpg
                    
 

                                                                              Генрих Гиз.

 

23 декабря 1588 года в замке Блуа был убит Генрих Гиз, принц Жуанвиль, пэр Франции. Традиционно считается, что король Генрих III приказавший своим гвардейцам убить Гиза и его брата кардинала Луи де Лоррена Лотарингского совершил ошибку и это, собственно, и привело его к смерти, покушение Жака Клемана было явной местью за это двойное убийство.

 

На самом деле ошибкой это не было. У Генриха III был весьма ограниченный выбор, неумолимая судьба оставляла ему уже слишком мало времени – или он устраняет Гиза, или лишается короны, и скорее всего вместе с головой. Король выбрал первое… и выиграл самую малость – он умер королем и «на троне», а не в темнице или в бегах, преследуемый как дикий зверь, такая участь постигла не так уж мало его коллег. В том положении в которое, отчасти, сам поставил себя последний представитель ветви Валуа, такая смерть была не так уж и плоха.

 
                                                                    dd199f5467242c4a8780fe43ec1f274e.jpeg

                                         Луи де Лоррен, брат герцога Гиза,погибший днем позже.

 

Франция чуть-чуть было не получила другого короля – Генриха Гиза. Да, сложись обстоятельства иначе и под именем Генриха IV мы бы сейчас знали бы отнюдь не Наваррского. Гизу оставалось несколько шагов до трона - отважный воин, умелый политик, безоговорочная признание и искренняя любовь той части общества, которое разделяло его взгляды. За поддержкой Римского Папы дело так же бы не встало, а это один из самых критических вопросов для государей католических стран того времени.

 

 

1 из 2
 
 
 
 

Но был один вопрос остававшийся нерешенным, всего выше сказанного было все-таки мало, чтобы надеть корону на Генриха Гиза. Нужна была еще и легитимность, кровная связь с королевскими династиями, которой у Лотарингского дома, увы не было. Ну, а если этой легитимности нет… значит надо ее придумать. И пытливые умы Католической лиги, вновь созданной в 1584, засели за конструирование династического мифа, обосновывающего права Генриха Гиза на корону Франции.

Фундамент этого династического мифа приходилось строить на отрицании «салического» закона, так как «прикрутить» Гизов и Лотарингский дом вообще, к потомству французский королей по мужской линии не представлялось никакой возможности – все мужские линии были известны наперечет. А вот по женским линиям были все-таки варианты.

 
 
                                                      cfefbf479d31a872302464a03c86daaa.jpeg
 
                                                       cca76818a51c73c587ec57dd05405514.jpeg

                                                         

                                                          (при нажатии на таблицы видно гораздо четче )                               

 

Первая «рабочая версия» которую использовали лигисты, сторонники Гиза, мифом даже не была, вполне себе правда. Эта версия обосновывала права Гизов на более ближнем родстве с королями, чем это было у Бурбонов – Гизам не надо искать свое родство только от короля Людовика Святого, оно у них было и позже – Генрих Гиз потомок по женской линии короля Людовика XII через его младшую дочь Ренату Французскую; и кроме этого потомок Жана II Доброго через Иоланту (Иоланду) Анжуйскую, которая была отпрыском Анжуйской ветви Валуа.

Очевидная слабость этого версии в том, что слишком многие знатные роды также выводили свое родство к королям Франции по женской линии, более того здесь игнорировался факт такого же и даже более близкого родства Бурбонов с последними королями - бабушкой Генриха Наваррского была сестра Франциска I Маргарита Ангулемская.

 

                                                                     b526dd17f0a99c1c08d41dd79bb8138e.jpeg

                                     

      Карл I Лотарингский, один из последних Каролингов, уже не бывших королями Франции.

 

И тогда родился следующий вариант династического мифа – герцоги Лотарингские (и разумеется их младшая ветвь Гизы) не менее как потомки по женской линии самих Каролингов, у которых династия Капетингов в лице своего первого короля Гуго Капета «похитила» трон. Последний король Франции Каролинг Людовик Ленивый (незаслуженное прозвище) не был последним Каролингом – права должны принадлежать потомкам его дяди Карла Лотарингского. Следовательно, все Капетинги и конечно Валуа – узурпаторы. Именно эта версия разбирается в романе Дюма «Графине де Монсоро». Построить четкую схему здесь пытались на том, что о детях Карла Лотарингского известно очень мало и вопрос были ли потомки - дочери у его трех сыновей Оттона, Карла и Людовика до сих пор остается открытым (с Эрменгардой, которая была то ли дочерью Карла, то ли внучкой от Оттона, Лотарингский дом также не соприкасается), и здесь лигисты могли строить свои варианты.

 
                                                                 0fe23cb490906eb6a98a08c78e45c28c.jpeg                                         
 

                                                                                       Карл II Лысый

 

Также был вариант возведения Гизов к Готфриду Бульонскому, знаменитому крестоносцу, но и здесь были существенные трудности – сам Годфруа потомком Каролингов, разумеется, был (основатель его рода женился на Юдифь, старшей дочери Карла II Лысого), а вот Гизы, увы, потомками Годфруа не были.

Как бы то ни было все эти изыскания и династические мифы утратили всякий смысл с гибелью Генриха Гиза. Но вот какая штука – это сейчас они кажутся громоздкими, надуманными притянутыми за уши и с явно видимыми нестыковками. А останься Генрих Гиз жив… и уж тем более стань он королем Франции его генеалогия была бы безукоризненной.

 




#3
владелец

владелец

    Мастер

    Топикстартер
  • Супермодераторы
  • 13 369
  • 8 951 сообщений
  • Пол:Мужчина

Отправлено 30 Июль 2020 - 13:57

       175 лет роману Дюма "Королева Марго"
 
Не стал  выделять отдельной публикацией, поскольку роман этот примыкает к этой теме Разговор пойдет о его герое Жозефе Бонифасе де Ла Моле.
 
   Наваррская королева любила его, герцог Алансонский руководствовался его советами, а он не сумел сохранить себе жизнь даже несмотря на столь высокое покровительство. Его жизнь – как авантюрный роман, и этим, конечно, не мог не воспользоваться самый плодовитый автор XIX века. Конечно, Граф Лерак де Ла Моль из «Королевы Марго» сильно отличается от своего реального прототипа, Жозефа Бонифаса де Ла Моля. Начнем с того, что он никогда не был гугенотом, был почти в два раза старше книжного персонажа и о внешности его судить просто невозможно – его портретов, к сожалению, не сохранилось!
                                           7a47984b4dc2ec4b62a7fcc48ac68b8a.jpg
 
                                  Роль Ла Моля стала одной из самых ярких в карьере актера Венсана Переса
 

Известно, что родился он в 1526 году в семье сеньора Жозефа де Ла Моля и Маргариты де Понтевес. Графский титул ему придумал автор «Королевы Марго», ведь на самом деле этот провансальский дворянин с характерным певучим южным выговором, принадлежал к очень скромному роду. Но судьба была к нему благосклонна – попав на королевскую службу, Ла Моль заслужил уважение своей верностью, рвением, храбростью (говорили, будто бы его трижды ранили во времена религиозных войн), и, в конце концов, попал в свиту к младшему брату короля Карла IX, Франсуа Алансонскому.

 

Трудно сказать, почему Франсуа так привязался к Ла Молю. Тот был старше принца на целых 29 лет! Возможно, это была почти сыновняя любовь, учитывая, что своего отца Франсуа почти не знал, а мать не особенно благоворила к нему? Или же восхищался военными успехами Жозефа, его великолепными навыками в фехтовании? При Дворе говорили, что господин де Ла Моль лучше всего управляется с двумя вещами: шпагой и женщинами. Он, действительно, пользовался успехом у красавиц. А когда возникала надобность, неплохо отражал нападки их ревнивых мужей.

 

                                                              2d70b81adf216847382877642fee908f.jpeg

 

                                                                             портрет Франсуа Алансонского

Злые языки – куда же без них! – уверяли, словно между Ла Молем и Франсуа Аланонским есть отношения иного рода. Разобраться в этом непросто, особенно, учитывая нравы XVI века. Точно известно, что принц весьма доверял своему другу, причем настолько, что его мнение ставил выше мнения матери, вдовствующей королевы Екатерины Медичи.

В 1572 году именно Жозеф де Ла Моль вел переговоры с английской королевой Елизаветой I о возможном браке между нею и Франсуа Алансонским. Высочайшая милость! Правительнице-девственнице этот красивый, хорошо одетый и наделенный блестящими манерами человек пришелся по душе. Настолько, что впоследствии английские послы просили от ее имени простить Ла Моля…

Естественно, Ла Моль попал в поле зрения Маргариты Наваррской! Но история со спасением во время «Варфоломеевской ночи» - это не про него. Раненого протестанта звали де Леви, и его на самом деле уберегла от нападавших «королева Марго». Что до Ла Моля, приверженца совсем другой веры, он находился по другую сторону баррикад. Правда, не в столице – в те самые дни он находился в Лондоне!

                                     492c54f7e8e64ae8285f84db7c21cbf2.jpg

 

                                                                       Карл Гун "Сцена из Варфоломеевской ночи"

 

Вероятно, в отношениях Маргариты и Ла Моля были тесно переплетены и политика, и любовь. С помощью возлюбленного королева могла влиять на своего младшего брата (с Генрихом Анжуйским, например, у нее получалось плохо, ибо его фавориты не стремились сотрудничать с Марго). При больном туберкулезом Карле IX начала складываться очень интересная, очень многоуровневая оппозиция, в центре которой находился господин де Ла Моль. Он стал важным связующим звеном между Франсуа Алансонским и Генрихом Наваррским, Тюренном и Монморанси.

Было очевидно, что Карл IX протянет недолго, а наследников-сыновей у него нет (бастарды от Мари Туше в расчет не брались). Генрих Анжуйский должен был вот-вот «заступить на должность» короля Польши. Вскоре вакантный трон мог получить Франсуа Алансонский, а Генрих Наваррский – свободу в действиях и реальную, а не марионеточную власть в Наварре. Однако… их выдали. Заговор провалился, и последовали аресты. Одни источники называют фамилию Туртэ (как возможного предателя), есть версии, что и сам Ла Моль мог стать доносчиком. Последнее маловероятно, ведь именно он и пострадал больше всех!

                                                    7de36336b8b4d4652b8bbe7d8c863bb5.jpg

 

                                                                           предполагаемый портрет Козимо Руджиери

 

Как и многие аристократы того времени, Ла Моль посещал провидцев. Самым известным человеком в Париже по этой части был Комо (Козимо) Руджиери. Что просил у него Жозеф? Любви королевы? Влияния на будущего короля? Только восковая фигурка с иглами, найденная у Ла Моля, принесла ему обвинительный приговор. Дворянина посчитали виновным в покушении на Карла IX.

За Ла Моля просили и Франсуа Алансонский, и Маргарита Наваррская. Обоим отказали. В деле были замешаны принцы, которые должны были оставаться неприкосновенными. По сути, Ла Моля сделали главным «ответственным» за провалившийся заговор. Казнь состоялась 30 апреля 1574 года. Много позже, в протестантской книге 1607 года упомянули, будто Маргарита Наваррская забальзамировала голову возлюбленного и хранила ее у себя. Доказать это, разумеется, не представляется реальным.

                                    29991dc058754f4d513f71c595710e9d.jpg

 

                                                                 Клаудио Амендола сыграл Коконнаса в экранизации романа А.Дюма в 1994 году

 

Был ли в этой истории Аннибал де Коконнас, лучший друг Ла Моля по книге? Да, был. Это тоже реальный персонаж, разделивший судьбу Ла Моля. И он пользовался покровительством герцогини Невэрской, которая оплакивала его кончину. Их имена также упоминаются в брошюре начала семнадцатого века.

А еще о Ла Моле косвенно упомянул Шекспир. В его "Короле Генри VI" есть такой персонаж, маркиз Сеффолк. Возлюбленный королевы Маргариты! И судьба его - очень похожа. Разумеется, с поправкой на время, ведь повествование относится совсем к другой эпохе.

"Прижму я к сердцу голову его,

но где же тело - чтоб его обнять?" - говорит Маргарита.

(перевод Е.Бируковой)

Произведение было написано 1591 году, а опубликовано в 1623-м.

 

Кто вспомнит с каким произведением литературы , экранизированным потом, связаны события этого романа?








Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных



Результаты антивирусного сканирования Информер PR ТИЦ